но похож  ;), Не я

ЧТО ТУТ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ


-
МОИ ПОСЛЕДНИЕ ЗАПИСИ
( кроме того, см: https://www.facebook.com/valery.rien?fref=ts )
-
08.01.2019. Ив Танги. Творчество
https://valivanch.livejournal.com/138881.html
04.01.2019. Ив Танги. Биография
https://valivanch.livejournal.com/138554.html
17.05.2018. Секс и позор Нобелевской премии по литературе
https://valivanch.livejournal.com/138398.html
09.01.2018. Сказки Пудова. Бедный рукодельник
https://valivanch.livejournal.com/138162.html
19.12.2017. Начало жизни. Беннер
https://valivanch.livejournal.com/137750.html
06.12.2017. Рабочие России в 1917 году. Парабола (1)
https://valivanch.livejournal.com/137456.html
06.12.2017. Рабочие России в 1917 году. Парабола (2)
https://valivanch.livejournal.com/137615.html
18.09.2017. Крестьянская революция 1917 года
https://valivanch.livejournal.com/137027.html
25.07.2017. Начало жизни. Шостак, Джойс, Сазерленд (о попытках создать жизнь из молекулы РНК)
http://valivanch.livejournal.com/136853.html
08.07.2017. Сказки Пудова. Светильщица
http://valivanch.livejournal.com/136693.html
15.06.2017. Начало жизни. Вентер (о создании наименьшего жильца планеты)
http://valivanch.livejournal.com/136320.html
03.02.2017. Сказки Пудова. Тайна голода
04.11.2016. Урок Зинаиды Коноплянниковой (о революционерке)
12.10.2016. Сказки Пудова. Девушка и памятник
25.08.2016. Попрыгунья Толя Рогозиннникова  (о революционерке)
18.06.2016. Что за птица Каплан (о революционерке)
13.10.2015. Сказки Пудова. Денежная слюна
28.09.2015. Бакунин, Лион, 1870 (мое расследование)
10.09.2015. Сказки Пудова. Как стать бессмертными
07.09.2015. Пустота Эридана (о самой большой пустоте в космосе)
03.09.2015. Пустота в космосе. Void in Space (научный обзор)
01.09.2015. Открытие пустоты. Voids from USSR! (мое расследование)
13.05.2015. Тёмная внатяжку материя (мое расследование о «темной материи» в космосе)
20.03.2015. Смерть черной дыры (мои догадки)
29.01.2015. Сказки Пудова. Девушка-подлодка
07.10.2014. Смерть в России. 2014, сентябрь (новости за месяц)
12.08.2014. Сказки Пудова. Корень счастья
19.07.2014. ART & девушка в клетке (образы нового искусства)
29.04.2014. Бедная Россия. Опросы, цифры и картины
18.04.2014. Ждите, осталось не долго! (о планете Кеплер-186f)
16.04.2014. ART & первое бюро (образы нового искусства)
15.04.2014. ART & задница (образы нового искусства)
01.02.2014. Сказки Пудова. Тайна кружка
30.12.2013. Сказки Пудова. Как коровы полетели
26.12.2013. Сказки Пудова. Банкир с хвостом
25.12.2013. Сказки Пудова (о выходе новой книги)
13.11.2013. Трижды о любви (о выходе книги В.И.Пудова)
07.11.2013. Made in Japan. Новое искусство в тазу
20.08.2013. Витгенштейн отдыхает... (о выходе книги В.И.Пудова «Одно»)
05.07.2013. О чем поет виолончель? (мои стихи)
28.06.2013. Девушка с лопатой (о песне Бюридан «Раскопай!»)
26.06.2013. Parfois On Recule (песня Бюридан)
18.06.2013. Два рецепта от Рене & Co (крутые коктейли гармонистки)
15.06.2013. Повсюду встречи... (мои стихи; образы – Матта)
14.06.2013. Простор (мои стихи; образы – Матта)
13.06.2013. Как Россия маялась (новости мая 2013 года)
11.06.2013. Россия, 2013, весна. Опросы и факты
07.06.2013. Лиз Грин в Твиттере (выписки из твиттера певицы)
07.06.2013. Лиз Грин: грустный смех (о певице)
06.06.2013. На смерть любви (мои стихи)
27.05.2013. Майская скамейка (новости о певице Zaz)
20.05.2013. По Дону гулял я... (кое-что о донской жизни)
02.05.2013. Жить в жуке! (мои стихи)
01.05.2013. Труд и смерть. Новости
07.03.2013. Голос Ивы Кэссиди (о певице и ее смерти)
19.02.2013. Небо голубое (мои стихи; образы – Матта)
21.04.2012. Валентина Пономарева
07.03.2012. Россия-2012. Февраль, 16-29 (новости)
http://valivanch.livejournal.com/111546.html
03.03.2012. Россия-2012. Февраль, 1-15 (новости)
02.02.2012. Россия, 2012: 11-20 января (новости)
Россия, 2012: 21-31 января (новости)
01.02.2012. Россия, 2012: 1-10 января (новости)
01.10.2011. Хотят ли русские стрелять (опрос)
16.06.2011. От строк – уголёк, а изрёк – и наутёк (мои стихи; образы – Матта)
10.06.2011. Eclosion (мои стихи; образы – Матта)
01.06.2011. Срок самоубийцы
25.05.2011. Экран (мои стихи; образы – Матта)
18.05.2011. Пусть расцветают молча! (мои стихи; образы – Матта)
14.05.2011. Жизнь в слухе (мои стихи; образы – Матта)
http://valivanch.livejournal.com/88754.html
25.03.2011. Разрыв любви. Опрос
17.03.2011. Кувшинки (о Фукусиме и Клоде Моне)
14.02.2011. Два опроса про любовь
01.02.2011. Заз и Сартр. Философия певицы и красотки
---
Снимок наверху: Neil Sweeney. "Reaching Out"
http://fineartamerica.com/images/artworkgallerylogos/neil-sweeny-michael-wheeler-1483809883.jpg
но похож  ;), Не я

Ив Танги. Творчество


Ив Танги. "Я вас жду" (Je vous attends), 1934

Однажды много лет назад в Москву привезли картину Танги. Не помню, какую. На привозной выставке известных художников в Пушкинском музее эта картина оказалась явно случайно. Ее повесили в сторонке, и я два часа смотрел на нее и удивлялся, что никто не подходит, и радовался, что не мешают моему счастью. Никогда, ни прежде, ни потом, я не видел такой непонятной красоты. И больше, насколько я знаю, к нам не привозили Танги, а за границу я не ездок, так что это был единственный шанс. Мне повезло!
Но почему он так мало известен? Почему к нам не везут его картины? Почему у нас нет даже книг о нем? И почему даже во Франции о нем почти забыли? Его называют самым недооцененным великим сюрреалистом, но почему его не могут понять? Кто он такой? И что за тайна в его искусстве?
Теперь, много лет спустя, я решил, наконец, разобраться в этом.
Кстати, один искусствовед написал, что никакой снимок не передаст нюансов некоторых картин Танги...
-
     
L`Orage, 1926  ---  Dehors, 1929  --- Les cloches perdues, 1929
-
ПРОСТРАНСТВО ГРЁЗ
В 1920-е годы пространство картин Танги рождается из его снов, а мир снов наполняют виды Бретани, Атлантики, Южной Америки, Туниса (позже – Невады, Канады, Мексики).
Сначала Танги подражает снам, смешивает явь и грёзы, и его пейзажи напоминают что-то известное. Часто в них видны вода, берег и дым – он был матросом на пароходе.
Танги импровизировал (это было «автоматическое письмо»), и, как путь корабля в океане, выбор места зависел от случая. В старину блуждающий путник шел туда, куда укажет подброшенная стрела, но в картине Танги «Гадание по стрелам» («Bélomancie», 1927) путника не видно – гадает, куда идти, сам художник. (В 1940 году была написана «Bélomancie II»). В 1982 году Жан Морель (Jean Maurel) писал о Танги, что «автоматизм сюрреализма подминает произведение и порождает топологию сомнения и случайности… Пространство живописи становится произвольным: геометрические постройки тут невозможны, и виртуальная линия горизонта, изменчивая или отсутствующая, открывает место тревожной перспективе». Так произвольная выдумка Танги водила его по местам, где он бывал, дорогами снов. Неспроста в его пейзажах 1920-х нет ни городов, ни лесов, ни трав – ни в Бретани, ни в океане, ни в пустыне Туниса он их не видел.
В 1930-е годы Танги начал строить свое пространство. Он умерил произвол случая, чтобы выбирать путь и управлять геометрией места. Пейзажи его становились широкими, пустынными и прозрачными. Теперь пространство Танги ничего не напоминало, кроме себя. Он населял его невиданными существами, которые требовали невиданной среды, и чтобы создать для них среду и свободу хода, он размывал границу между небом и землей, стирал линию горизонта, раздвигал пространство вглубь и расширял неопределенность до бесконечности. По Бретону, он «первым проник в эту глубочайшую глубину», в «начальную пустоту» вне места и времени, где хранится «коллективное бессознательное». Искусствоведы уточняли, что ради новых черт своего космоса Танги разбавлял краски фона, смешивал цвета, усиливал контраст света и теней, рисовал широкими пологими мазками и создавал уникальный прозрачный вид «эфирно белыми кристаллическими оттенками». Так возникало «безвременное пространство, где царит невозможный покой».
Когда Танги заменял волю случая своими законами, его пространство превращалось в подобие шахматной доски или биллиардного стола, где его странные фигуры могли жить по его правилам (известно, что Танги играл в шахматы и на билиарде). В 1930-е годы Танги изобрел легендарные шахматные фигуры без признаков живых существ, и они сделали шахматную доску более абстрактным пространством игры. Позже он воспроизвел эти фигуры в живописи, где они подчеркнули безжизненные свойства его пейзажа. (Страсть Танги к созданию пространства, где игра идет по его правилам, проявилась и в фильме 1952 года «8 x 8»: там он снимался как актер, но фильм воплощал его идею показать жизнь как события игры в правильном пространстве).
-

Ив Танги. Шахматный набор из ручки метлы (Broomstick Chess Set), 1939
Танги не был скульптором, но однажды вырезал набор шахматных фигур из деревянной ручки одной метлы. Потом он покрасил их и покрыл лаком. Фигуры отличались только по высоте и углу разреза. Этот набор назвали "максимально простым".
-
В 1940-е годы пространство картин Танги продолжало изменяться. Америка дала ему новые виды: «игривая» среда Нью-Йорка и Мексики обогатила красками его «зловещие» пейзажи, из Невады и Аризоны он взял красные пустыни и камни, а из Канады – серые просторы и ледяные глыбы. Танги поселился за городом и говорил, что там «больше свободы и пространства». Более «густой цвет» его картин, по его словам, также давал «чувство более крупного пространства».
Танги раздвигал и усложнял пространство, чтобы свободнее выстраивать случайные образы. По правилам его игры, что угодно могло выглядеть чем угодно: картина сама «развивается перед моими глазами и раскрывает свои сюрпризы». (Аналогично Кэй Сейдж, единомышленница Танги, описывала свою картину «The Instant»: «Гора может представлять почти что угодно: человека, жизнь, мир, любую крупную вещь»).
В 1941 году Андре Бретон писал, что рост простора у Танги ведет в бесконечный мир: Танги ломает горизонт, растягивает его нить и строит вглубь новый пейзаж, «уже не физический, но умственный», как путь «ко всему, что волнует во вселенной».
Картины Танги становились тогда крупнее: пространство требовал холста. Другим способом расширить мир образов был отказ Танги называть свои картины: в 1947 году он сказал, что названия сужают пространство фантазии.
В 1940-е годы критики Танги указывали, что «при взгляде вдаль пространство рассеивается, и только смутные знаки указывают, где лежит горизонт», и отмечали, что пространство теряло даже верх и низ. Кайл Бауэр (Kyle Bauer) писал о картине «La Terre et l'air» (1941), что странные объекты плавают в неподвижном, как сон, пространстве и уводят от реальности: «Каждый раз, как прохожу мимо «Земли и воздуха», спорю, «где верх»… Танги так выбирает цвет, будто земля внизу, а воздух наверху, но сдвиги и смены перспективы не создают чувство полета. Композиция картины полна неподвижной напряженности и как бы спрашивает меня: «Если перерезать шнур, куда всё пойдет, взлетит или упадет?» (http://blog.artbma.org/tag/the-earth-and-the-air/).
Примером «мнимого воображаемого пространства» называли и картину «Дворец с окнами в скалах» («Le Palais aux rochers de fenêtres», 1942), где «свободное воображение» создает «мир, который выглядит настоящим и неизбежным», но отсутствует «в настоящем мире».
Пространство Танги уходило в иной мир так, что, по словам Уильяма О'Рейли (William O'Reilly), «композиция колеблется между пейзажем и натюрмортом, беспредметным и предметным… и порождает гиперреальность».
Однако пространство Танги не долго витало вне настоящего мира. Оно питалось грезами снов, но в сны врывалась жестокая реальность. В 1946 году Джо Гиббс (Jo Gibbs) еще писал, что мир Танги был «невероятно спокойным царством огромных расстояний, без звука или воздуха», но настоящий мир уже разрушал этот покой.
В годы войны небо на картинах Танги мрачнело («Vers le Nord Lentement», 1942; «Aux quatre angles», 1943; «Le prodigue ne revient jamais III», 1943), и «агрессивные образы» превращали вид в раме в такой же опасный, как за рамой картины, а после Хиросимы в пейзажи Танги заползала растущая угроза атомной войны.
С середины 1940-х годов спертый воздух его просторов напоминал последствия ядерного взрыва. О картине «Страдание смягчает камни» (Le malheur adoucit les pierres, 1948) писали, что она «показывает темное бурное небо над пейзажем, усыпанным оплавленными обломками. Некоторые таинственные образования похожи на осколки от ядерного взрыва». На картине «Роза четырех ветров» (La rose des quatres vents, 1950) критики увидели «апокалипсис и ночные кошмары»: «мрачный воздух напоминал разбомбленные города и типичен для позднего периода художника… после испытаний бомбы и ужаса Хиросимы». Жуть грядущей атомной войны узнавали и в картине «Комедианты» (Les Saltimbanques, 1954).
В то же время пространство Танги теряется за крупными фигурами. Его странные существа растут, сходятся и закрывают обзор. В 1950-е годы пространство грёз темнеет, сереет, пропитывается дымом, сжимается и теряет роль среды жизни: крупные фигуры обречены на тесноту – им некуда бежать от угроз.
Крах пространства Танги видят в картине «Умножение дуг» (Multiplication des arcs, 1954).
Джулиус Перселл (Julius Purcell) писал: «Обычно пространство у Танги не загромождено, но «Умножение дуг» показывает разбитые круглые камни, которые заполняют каждый дюйм земли под серым нависающим небом». Палома Аларко (Paloma Alarcó) уточняла: это «странное и безжалостное море камней становится ужасающим лабиринтом, который пресекает любую надежду на выход». Жан Морель заключал: в 1950-х годах объекты Танги образовали плотные массы, чтобы в конце «захватить всё пространство и пресечь любой выход».
Таким образом, воображаемое пространство Танги ждал тот же итог, что и легендарный город Ис его детства, который затонул в заливе у Дуарнене: выдумки не спасли его.
Пространство Танги было попыткой превратить свой мир снов в уютную вселенную. Он изобрел свои черты и законы мира и селил жильцов грёз в удобный для них мир грёз, но в конце признал, что выдуманный и настоящий мир играют по одним правилам, хотя бы потому, что мир насыщает сны и выдумки снаружи, а когда жильцы мира заслоняют пространство, выдумка не уводит от реальности, а тот, кто убегает в мир грез, становится лишь своим пленником: «Танги достигает самых скрытых слоев подсознания, и поэзия его творений тем более внутренняя, чем больше человек в этом горизонте без границ становится своим собственным узником» (Daniel Marchesseau, 1974).
Жан Морель назвал искусство Танги «живописью катастрофы», но катастрофа реальна и ужасна, а живопись Танги, по словам Мондриана, очень красивая, хотя и головоломная. Искусство Танги – это сказка о сне краше мира: сон не сбылся и обернулся кошмаром.
-
   
Noyer indifferent, 1929  --- Sans titre, 1931  --- Sans titre, 1931
-
СУЩЕСТВА-ОБЪЕКТЫ
Главная загадка картин Танги – фигуры в пустынном пространстве.
Они четко обрисованы и на что-то похожи, но их нельзя узнать. Они совмещают живое, предмет и знак, но не ясно, что из них кто. И они бросают тени, даже если прозрачны.
Говорят, это образы ранней жизни на Земле: ее следы нашли после Танги. Или это сказка, сатира на людей. Или мир после атомной войны. Или будущая жизнь, после людей.
Я делю творчество Танги на три этапа, по фигурам:
1) до 1932 года преобладали мелкие и мягкие,
2) с 1932 по 1942 год – мелкие и жесткие,
3) с 1943 года – крупные и жесткие.
Так шла жизнь на Земле, от микробов до динозавров: сначала в море жили мелкие гибкие особи, потом в воду смыло минералы суши, и живые строили из них твердые тела, а потом они вышли на сушу и росли. Поэтому похоже, что жизнь образов Танги развивалась естественно: художник, как и природа, строил всё подряд, а выживали живучие.
Критики отмечают, что свои первые странные фигуры Танги мог перенять у Арпа и Миро, но затем развивал их как центр своей особой вселенной, как и позже Дали заимствовал фигуры и пейзажи Танги, но использовал их как детали своего мира образов.
Фигуры Танги родились в «автоматическом письме» 1920-х как образы снов и грёз, неясные и случайные, как и пространство сна. Критики считают, что первые такие образы возникли в 1926 году в картинах «Буря» (L'Orage) и «Темная луна» (Lune obscure). Чаще они выглядели мягкими, рыхлыми, похожими на амеб, личинок, губок, гребневиков, но также на облака, тряпки, вату и пух. Иногда были видны щупальца, лапки, хвосты.
В 1926-1927 годах они были деталями обычной среды, чаще водной, но с 1928 года покоряли пространство, и оно становилось необычным, а они – его героями, мало похожими на известные виды жизни. За странное сходство и с живыми, и с камнями Андре Бретон назвал их «существами-объектами» (êtres-objets).
В 1926-1929 годах пейзажи Танги были дымчатые, и этот стиль клубов дыма назвали «Fumée». В 1930-1931 годах пейзажи стали текучими, и этот стиль назвали «Coulée».
В 1926-1931 годах фигуры, судя по теням и брызгам, много двигались, и было видно, что они ходили без ног, плавали без жабр и летали без крыльев.
С 1929 года пространство картин светлело и становилось прозрачным.
С 1931 года фигуры обретали более четкие черты и собирались внизу полотна.
В 1930-х годах они стали тверже, тяжелее и мало двигались, не летали и не плавали (вода исчезла, царил зной) – только позы, жесты и строй фигур создавали события.
В 1930-х годах фигуры развивались и обретали новые черты, объемы, свойства, орудия и вещи. Они походили на природные камни, бревна, стебли, листья, палки, кости, шкуры, иглы, перья и плоды, но также на созданные живыми столбы, стены, столы, стулья, ткани, одежды, паруса, трубы, книги, шары, конусы, изделия из металла и пластика и даже механизмы, от кораблей и самолетов до ракет. И всё чаще их связывал сложный строй, но по-прежнему оставалось неясным, что из них живое.
В 1939 году Андре Бретон предупреждал, что живопись Танги «только набирает чары» и надо ждать, пока она раскроет свои тайны: «Его таинственные формы еще ждут своего объяснения», как «слова языка, который мы еще не можем слышать».
В 1930-х годах наивные критики называли фигуры Танги костями, частями тел, печенью, грибами, лягушачьими лапками и «полуживыми кусками живого». Но другие замечали, что в 1930-х годах «объект выстраивается и оживляет пространство, но всегда неузнаваем; призрачный, но грозящий неясной драмой, он постепенно приникает к соседу, чтобы образовать плотные массы и... захватить всё пространство и пресечь любой выход».
Между тем с 1936 года чаще видны фигуры, похожие на людей: заметны головы, руки, ноги, другие части тел. Но в целом их тела не человеческие или скрыты накидками. В 1942 году Бретон писал, что Танги не перестал изображать человека, но изменял и вуалировал его. Позже этот взгляд доказывали на примере картины «Дама в разлуке» (Dame à l’absence, 1942). Искусствовед Карин фон Маур нашла в ней черты людей и назвала фигуру вдали «куклой», а Джонатан Стулман увидел три фигуры и решил, что это – срез биографии автора: фигура справа – его жена Сейдж, слева – Танги, а «кукла» вдали – бывшая жена Жанет «в разлуке». Еще один пример Стулман углядел в рисунке «Юбка» (La Jupe, 1946),  однако он забывал, что голова, руки, ноги и даже юбка могли принадлежать не только людям, например, если художник изобретал сказочную или будущую жизнь.
В 1942 году Бретон писал, что любые образы Танги остаются тайной: «До Танги объект, какие бы встряски снаружи ни испытал, в конце оставался отдельным пленником своей подлинности. С Танги мы впервые входим в мир полной скрытности».
Джон Эшбери написал книгу о Танги, но и он признавал, что у Танги «родственные, взаимосвязанные фигуры... бросают вызов любой попытке их интерпретировать».
Около 1943 года начался новый этап развития фигур Танги. Их размеры быстро росли. Раньше они стлались ниже середины картины – теперь закрывали небо. Размеры холста тоже росли, но и в них фигуры заслоняли пейзаж. К тому же новые яркие краски собирали взгляды зрителей на крупных объектах. В США писали, что на Танги влияла новая среда Америки, но перемен требовала логика творчества: в 1930-е годы Танги множил виды и связи фигур, а в 1940-е укрупнил их, чтобы подробнее очертить их сложный строй, свойства и поведение: возросла роль «личности».
В 1982 году Гордон Онслоу Форд писал о переменах в образах Танги в 1940-е годы: «Существа Планеты Ив вышли на передний план и стали видны вблизи. Они стали выглядеть так, будто заняты только друг другом. Там и тут они стали ярче, руки разделялись, а тела расширялись, чтобы общаться. У них появились щупы, антенны, приемники, передатчики, новые линии связи. Это было время поправок, опытов, поиска, попыток образовать общество Существ... Существа чрезмерно развились и иногда, казалось, вторгались в жизненное пространство соседей».
Джулиус Перселл писал в 2007 году, что в 1940-х годах Танги творит «все более тщательно и живописно»: «Существа этого зрелого периода вырастают и становятся сложными скелетными машинами. Цветовые контрасты смелее, чувство пространства шире и словно отражает виды его новой земли. Никакой снимок не передаст игру красок в его «Руках и перчатках» (Mains et gants, 1946): похожие на камни структуры деликатно испещрены прожилками и пятнами румянца… В 1940-ые годы эти машинные существа прогрессировали и, казалось, взмывали всё выше».
Другие критики замечали, что в 1940-е годы существа не только крупнее и сложнее, но и похожи на твердые минералы, а с середины 1940-х у них видны признаки половой жизни, размножения и даже «метания икры». В мае 1942 года искусствовед Розамунд Фрост писала в «ArtNews», что фигуры 1940-х годов «обрели ход» и «рассеялись, как амёбы», а их мир создавал чувство «вакуума, полного жизни».
Андре Бретон подчеркивал логику творчества Танги в 1940-е годы и писал, что его мысленные и видимые пейзажи и формы «постоянно смешиваются и влияют друг на друга» («What Tanguy Veils and Revels»).
В 1949 году Джеймс Тролл Соби описал развитие форм в картинах Танги как «цепную реакцию» и «каскад фейерверков».
Таким образом, после 1942 года жизнь образов Танги развивалась по законам природы: выживали крупные, сильные и хитро устроенные существа, и они оттесняли не только прочие фигуры, но и весь былой пейзаж.
В 1974 году Джон Эшбери писал, что год за годом формы Танги разнообразнее, композиции сложнее, а цвета гуще, и это «тонкое развитие» продолжалось и в 1950-е годы: тогда Танги «подверг сомнению, анализу и разбору» ранние формы, и это помогло ему оживить свое искусство, извлечь из выбранной темы ее богатство и глубину.
Конец развития фигур Танги критики представляют крахом: в последних картинах 1954 года («Умножение дуг» и «Воображаемые числа») «существа» подавлены тревожным пространством, сбились в кучу, «окаменели» и «рухнули».
Итог напоминает мор динозавров или прогнозы гибели человечества.
Но Танги не планировал свою смерть и конец творчества в 1955 году. Возможно, если бы он жил дольше, его существа вышли бы на новый путь развития. После динозавров возникли люди, а существа Танги выглядели жильцами планеты после людей. Однако Танги импровизировал, и то, что он еще мог бы создать, вряд ли предсказуемо. Ясно только, что Танги изображал и людей, и тех, кто мог жить до и после них.
-
 
Finir par mordre, 1935  ---  Jour de lenteur, 1937  ---  Demain, 1938
-
ТАНГИ И ДАЛИ
Сальвадор Дали однажды сказал племяннице Танги Агнес: «Я отщипнул всё от твоего дяди Ива» («I pinched everything from your Uncle Yves»).
По наблюдениям искусствоведов, в 1927-1929 годах Дали «перенял» у Танги многие мотивы и виды живописи, прежде всего: пустынные пейзажи; размытую границу между небом и землей; отдельные образы частей тела («Apparatus and Hand», 1927); образы людей, мало похожие на тело человека; фигуры, не похожие на известные формы жизни («Baigneuses», 1928);  иллюзионизм, т.е. обрисовку нереального, как реального… При этом отмечают, что с 1930-х годов их пути разошлись: Танги размывал грань между живым и абстрактным и прикрывал фигуры так, чтобы они выглядели призрачными, а Дали разламывал и с гротеском перестраивал тело человека – Дали сужал задачи тела до простых импульсов, а Танги расширял их до неопределенности. Критики подчеркивают, что Дали и Магритт ставили известные объекты в необычные и обескураживающие связи, а Танги черпал свои воображаемые формы из снов и бессознательного.
Джулиус Перселл писал: «Танги – один из наименее признанных участников сюрреализма. Его всегда больше ценили в США, где он прожил вторую часть жизни. В Европе его изобретения затмил, а кто-то скажет, экспроприировал, каталонец Сальвадор Дали... Дали в долгу перед своим французским соперником-сюрреалистом. Одинокая поэзия шедевров Дали 1930-х годов многим обязана Танги… Еще отмечают, что влияние раннего Танги на сюрреализм лучше видно в работах Сальвадора Дали, но, как указал Julien Levy, «для Дали пространство стало ужасным, а для Танги – интимным и вечным, утешающим и неизбежным» («The Yves of surrealism», 2007).
Искусствовед BBVA назвал Дали «духовным сыном» Танги, которого «вдохновили мягкие формы, похожие на внутренности, и щупальца, непропорциональные и хорошо вычерченные» (https://www.coleccionbbva.com/en/pintura/5923-la-lumiere-de-lombre-2/).
Искусствовед Рене Ле Биан (René Le Bihan) дал свою оценку Танги: «Есть два гигантских художника-сюрреалиста, Макс Эрнст и Ив Танги… У других одна ерунда, особенно у самого великого, которого зовут Сальвадор Дали. Ну, это просто дрянь. С другой стороны, только два изобретателя форм и миров, Эрнст и Танги. И весь мир знает это. Но этот человек остается неизвестным».
-
   
L`ennui et la tranquilité, 1938  ---  L'Extinction des espèces II, 1938  ---  La Rue aux lèvres, 1939
-
ТИШИНА ОБРАЗОВ
Говорят, чем абстрактнее образ, тем легче объяснять его: сочиняй что хочешь. Но странное дело, перед образами Танги критики замолкают.
Еще в 1936 году Жорж Унье (Georges Hugnet) назвал «вселенную» Танги местом, где «ничто нельзя узнать ни в чем». Потом критики писали, что искусство Танги необъяснимо, потому что не связано с нашим миром. И уверяли, что его живопись не требует слов: Жан-Кристоф Байи (Jean-Chiristophe Bailly) признавался, что перед образами Танги «слова казались мне тяжелее и неуместнее, чем когда-либо».
Джон Эшбери (John Ashbery) считал, что «никто не решается обсуждать работу Танги», потому что сами картины не предлагают описания или анализа. По Эшбери, Танги был из тех художников, которые «хотели бы верить, что их работа делает критику излишней», и чьи образы «только сами могут определять себя».
Такаши Нагао (Takashi Nagao) изучил тишину Танги и вывел, что знак вне своей среды теряет смысл и ждет иные, и вместе разные знаки в чужой среде плетут сеть возможных смыслов, где новые смыслы возникают бесконечно, поэтому зыбкие образы Танги не описать со стороны: в них свой тайный смысл, и они отгоняют слова – в сети слов зияют, как дыры, иные, и каждое слово – клетка для летучих образов, оттого они излучают тишину, оставляют вопросы без ответа и дают чувство, что сказать о них всегда нечего.
Сам Танги отказывался объяснять свои картины: «Не ищите там реальность. Реальность существует раньше» («Ne cherchez pas à voir la réalité. C’est avant que la réalité existe»).
В связи с этим Джонатан Стулман (Jonathan Stuhlman) отметил, что отказ Танги отвечать на критику и вопросы о его творчестве указывал на его уверенность в своем искусстве, а также на то, что критики не понимали суть дела и даже не умели задавать вопросы.
-
   
Le temps meublé, 1939  ---  Les Autres chemins, 1939  --- La lumière de la solitude, 1940


Le diapason de satin, 1940  ---  Un peu après, 1940  ---  Dame à  l'absence, 1942

   
Divisibilité indéfinie, 1942  ---  La longue pluie, 1942  ---  Le palais aux rochers de fenêtres, 1942

   
Aux quatre angles, 1943  ---  Le prodigue ne revient jamais III, 1943  ---  Sans titre et date

   
Du vert au blanc, 1954  ---  Multiplication des arcs, 1954  ---  Nombres imaginaires, 1954
-
-
Информация и снимки - из интернета.
но похож  ;), Не я

Ив Танги. Биография


Ив Танги. Снимок 1927 года
Ив Танги родился 5 января 1900 года в Париже, в здании морского министерства, где работал и жил его отец Феликс, морской капитан из Бреста. Мать Ива Терез Коаду родилась в Локронане (Бретань) в семье булочника. Ив был их четвертым и последним ребенком. У него было два брата, Анри и Феликс, и сестра Эмили.
В 1908 году умер отец Ива, ему было 57. Мать, чтобы обеспечить семью, завела табачную лавку, а Ива доверила родственникам в Бретани. По воспоминаниям его сестры, Ив уже в детстве хотел стать художником, рисовал на песке и называл себя «мазила» (barbouilleur).
В 1911 году Ив вернулся в Париж, учиться в лицее Монтень. Его выгнали оттуда, когда в его в ботинке нашли флакон эфира, и он перешел в лицей Сен-Луи. В годы учебы Ив познакомился с живописью в мастерской Анри Матисса, отца друга по лицею Пьера.
В 1912 году мать Ива купила дом в Локронане. Иву нравились пейзажи и камни Бретани. В детстве он слышал легенду о городе Ис (Ys), который затонул в заливе у Дуарнене.
В 1914 году брат Ива Анри был убит на войне.
В 1916 году мать Ива переехала в Локронан, а Ив остался в Париже учиться. Он жил с сестрой Эмили, а к матери ездил на каникулы.
В 1918 году по просьбе семьи Ив устроился матросом в торговый флот (подальше от войны). Он плавал к берегам Бразилии, Аргентины, Африки, потом Англии и Португалии.
В 1920 году Ива Танги призвали в армию. Он служил в пехотном полку около Люневиля, а потом в Тунисе. В армии он сдружился с поэтом Жаком Превером (Jacques Prévert), и тот научил его есть живых пауков (замачивать в вине и класть на хлеб; позже Танги повторял этот трюк на вечеринках). В 1921 году Танги добровольно записался стрелком в Африканский корпус Франции  в Тунисе.
В 1922 году сержант Танги был демобилизован и вернулся в Париж. Там он с Превером вел «богемную» жизнь на Монпарнасе и познакомился с будущей женой Жанет Дюкрок (Jeannette Ducrocq). Зарабатывал он случайной работой: курьер, биржевой маклер, водитель трамвая.
Collapse )
В августе 1961 года Сейдж написала в дневнике:  «Я сказала всё, что должна была. Мне осталось только вопить».
8 января 1963 года Сейдж выстрелила себе в сердце. Она убила себя почти ровно через восемь лет после смерти Танги. Перед этим она завершила каталог Танги, уладила все дела, написала завещание и оставила предсмертную записку: «Первая картина Ива, которую я видела до встречи с ним, была «Я вас жду». Я пришла. Теперь он снова ждет меня, и мне пора».
В 1963 году Пьер Матисс опубликовал каталог Танги с предисловием Сейдж. В каталог вошли 463 живописные работы. Позже оказалось, что каталог – не полный. Полного нет до сих пор – в 2017 году, чтобы создать его, Фонд Пьера Матисса призвал всех владельцев картин Танги сообщить о них.
В 1964 году Пьер Матисс исполнил волю Танги и Сейдж по завещанию и развеял их прах в воду залива около Дуарнене, у берега Бретани, где проходило детство Танги.
-------------------------------------------
Информация из интернета
но похож  ;), Не я

Секс и позор Нобелевской премии по литературе

12.04.2018. Стокгольм. Проводы Сары Даниус из Шведской Академии
Фото: Fredrik Persson - AFP
-
Одни люди понимают лучше других, и некоторые указывают другим, какие книги лучше. Но кто эти люди, которые указывают, и кто указывает им?
В 1895 году богатый швед Альфред Нобель завещал свои деньги на ежегодные премии по химии, литературе, физике, физиологии и за мир. Шведскую Академию выбрали присуждать Нобелевскую премию по литературе. С тех пор весь мир уверяют, что эта Академия лучше всех знает, какие книги всем надо читать.
-

Стокгольм, улица Sigtunagatan, 14. Тут, в доме 1902 года постройки, был "Форум"
Фото: https://www.hitta.se/stockholms+län/stockholm/sigtunagatan+14+stockholm/område/59.34192273242716:18.041373247545042
-
ПОЛОВЫЕ ИГРЫ АКАДЕМИКОВ
22 ноября 2017 года шведская газета «Dagens Nyheter» (DN) сообщила, что многие женщины обвиняют в половом насилии директора клуба «Форум».
Этот клуб располагался в центре Стокгольма. Совладельцами его были член Шведской Академии поэт Катарина Фростенсон и ее муж, фотограф и француз, Жан-Клод Арно. С 1989 года клуб устраивал литературные вечера, лекции, концерты и танцы. Там бывал весь цвет шведской культуры. На сцене выступали нобелевские лауреаты и знаменитые писатели, композиторы и артисты. У клуба были связи с Королевским драмтеатром, с крупными издателями, политиками и другими деятелями. «Форуму» помогали деньгами общественные фонды. Шведская Академия в 2010–2017 годах выдавала клубу ежегодно по 126 000 крон. Все 18 членов Академии называли клуб «нашей гостиной». По словам работницы клуба, они считали Арно 19-м членом Академии.
Репортер DN Матильда Густафсон написала, что 18 женщин пожаловались ей на домогательства и насилие директора клуба: с 1996-го по 2017-й год – и в «Форуме», и на квартирах, которые Академия купила в Стокгольме и Париже.
Писатель Габриэлла Хаканссон рассказала о вечеринке в 2007 году: «Он без лишних слов схватил меня между ног и сжал киску… Повода не было – ни флирта, ни касаний». Ее спутник, писатель и юрист Томас Энрот был свидетелем: «Помню это ясно – такую грубость редко увидишь». По его словам, она ударила Арно в лицо, и тот вышел из комнаты. Люди вокруг покачали головами и забормотали, что он не здоров.
Писатель Элиз Карлссон описала, как Арно сказал ей на вечеринке, что у нее к нему должен быть интерес, ведь он может помочь в карьере, а когда она смолчала, спросил, знает ли она, кто он такой. Через год на вечеринке она вдруг ощутила руку «на своей заднице»: «Я оцепенела. Потом поняла, что это он. Я сказала «не трогай меня» и «стой». Он ответил: «Или будет что?» Он будто показывал свою власть».
Женщины описали, как Арно приставал к ним на вечеринках у всех на виду. Одна из них сказала, что это было на банкете нобелевских лауреатов.
Еще одна рассказала: «Он попросил меня взять в рот, и сначала я сделала это охотно, но потом он схватил меня за голову, и я не могла дернуться, мне было страшно, я не знала, как это прекратить. Когда я хотела порвать отношения, он не переставал звонить мне, пока я не сменила номер».
Другая женщина вспомнила случай на квартире Арно в модном районе Стокгольма, после встречи с ним на премьере: «Вдруг он схватил меня за шею. Он держал меня и пихал свой член так далеко в глотку, что я стала задыхаться. Я была в панике. Он не выпускал меня. В конце меня вырвало. Потом он оттолкнул меня на пол, чтобы рвота не запачкала простыни. Он сделал это так привычно, будто уже в тысячный раз».
В клубе работали девушки, и они говорили репортеру, что с риском: рабочие встречи превращались в свидания, а потом директор требовал секса.
Однажды в клубе был литературный вечер студентов, и девушки жаловались потом на приставания директора клуба. Их преподаватели писали ему, что прекращают связи с клубом, но он отрицал обвинения, а известные деятели культуры защищали его, и один поэт потребовал, чтобы они извинились перед ним.
Его поведение было известно среди деятелей культуры. Но никто из жертв не заявил в полицию. Габриэлла Хаканссон сказала: «Не жаловаться на него стало нормой, и если бы я пожаловалась без поддержки, на меня смотрели бы, как на сумасшедшую… Думаю, полиция попросила бы других людей, которые были в комнате, подтвердить, но те, кто стояли рядом молча, разве заговорят?»
Шведский советник по культуре в Москве Стефан Ингварссон написал в Фейсбуке, что «чем больше об этом молчат, тем труднее заговорить»: «Это коллективное неуважение к литературному Стокгольму».


Вход в "гостиную" шведской богемы: "Форум. Культурный центр"
Говорят, девушек для работы на вечерах клуба Арно отбирал среди любительниц литературы, но также готовых на легкие половые приключения. Зарплату в "Форуме" платили "черную".
-
БОРЬБА ПРОТИВ СЕКСА
Статья в «DN» стала разъедать Нобелевскую премию по литературе изнутри.
Исполнительный директор фонда Нобеля Ларс Хейкенстен сказал, что после этих обвинений художественный директор клуба не будет приглашен в этом году на банкет Нобелевской премии.
23 ноября Шведская Академия решила оборвать все связи с директором «Форума» и признала, что члены Академии, их дочери, жены и сотрудники пострадали от него.
24 ноября постоянный секретарь (руководитель) Академии Сара Даниус объявила, что Академия прекратила финансировать клуб.
В декабре Академия наняла юридическую фирму «Hammarskiöld & Co» расследовать обвинения. Фирма посоветовала подать в полицию заявление против клуба, но этого не сделали. Даниус сказала «Svenska Dagbladet», что Академия не отвечает за обиды женщинам. Правда, другие академики заявили, что Академия прикрывала эти обиды.
В декабре шведская полиция начала расследовать обвинения в адрес Арно.
В марте 2018 года полиция закрыла часть дел против Арно из-за срока давности.
В середине марта следователи объявили, что разбирают обвинения в изнасиловании и насилии, но за период с 2013 по 2015 год доказательств против Арно не хватает.
По словам журналистов, с декабря по апрель Арно и Фростенсон скрывались в Париже...


Жан-Клод Арно и Катарина Фростенсон - среди книг и на Нобелевском ужине в королевском дворце
Фото слева: IBL/REX/Shutterstock -
http://www.nydailynews.com/news/world/no-literature-nobel-year-sex-harassment-scandal-article-1.3970842
РАЗВАЛ АКАДЕМИИ
4 апреля король Швеции и фонд Нобеля предупредили, что скандал в Шведской Академии может опорочить одну из важнейших в мире наград в области культуры. Через два дня их предсказание стало сбываться.
6 апреля Сара Даниус заверила «Svenska Dagbladet», что Арно не влиял на Академию в присуждении Нобелевской премии: академики были опрошены отдельно, и никто не заметил влияния. Но дела уже пошли дальше…
В этот день на собрании Академии был сделан доклад о расследовании обвинений в адрес Арно. Было установлено, что он семь раз досрочно разглашал имена лауреатов Нобелевской премии по литературе: в 1996, 2004, 2005, 2008, 2014, 2015 и 2016 годах. Финансовая поддержка Академии частному клубу «Форум» была названа «премией одному ее члену», совладелице клуба Фростенсон. На нее падали и подозрения в утечке имен лауреатов. Прямо Фростенсон не обвинили, и она не комментировала дело, но стали требовать, чтобы она ушла из Академии. Она отказалась. Правил отставки в Академии не было, и после дискуссии провели голосование. Шесть членов Академии проголосовали за то, чтобы Фростенсон ушла, восемь – чтобы осталась (она не голосовала). После собрания трое голосовавших за ее уход (Клас Эстергрен, Чель Эпсмарк, Петер Энглунд) объявили, что не будут работать в Академии. Еще один член Сара Стридсберг сказала, что тоже думает об уходе. Ушедшие сделали публичные заявления…
Эстергрен написал в «Svenska Dagbladet»: «У Шведской Академии уже давно серьезные проблемы, а сейчас она пытается решить их так, что бросает тень на свои правила».
Эспмарк отправил электронное письмо в новостные издания и отметил в нем, что не может участвовать в работе, когда «ведущие голоса Академии ставят дружбу и другие неуместные оценки» выше единства. (4 мая он сказал, что не вернется, потому что нужна более полная очистка этого заведения, ибо «гниль забралась в Академию»).
Энглунд объявил об уходе в блоге: «Приняты решения, которым я не могу верить и которых не могу защищать». По его словам, в Академии – большие раздоры.
У ряда академиков были дружеские связи с Арно (его уже называли «серым кардиналом» Академии). Бывший постоянный секретарь Академии с 1999 по 2009 год Хорас Энгдаль защищал его, сказал, что не надо было выносить споры на публику, осудил Даниус за то, что наняла юристов расследовать дело и назвал ушедших «шайкой жалких неудачников».
После этого собрания публика забеспокоилась о судьбе Нобелевской премии: обычно в мае академики выбирают пять финалистов, а потом всё лето читают их сочинения. Но член Академии и председатель Нобелевского комитета Пер Вестберг заверил публику, что для премии риска нет – хватит восемь голосов, чтобы выбрать лауреата: «Нужно простое большинство, и пока присутствуют восемь членов, кворум есть».
7 апреля Бьорн Хюртиг, адвокат Арно, сказал, что его клиент отрицает все обвинения.


12.04.2018. Стокгольм. Сара Даниус уходит из Академии
Фото: Jonas Danius AFP
-
ДОВЕРИЕ НИЖЕ ДНА
11 апреля король Швеции сказал, что конфликт в Академии может нанести ущерб ее работе, а фонд Нобеля заявил: «Доверие к Шведской Академии серьезно подорвано».
11 апреля художница Анна-Карин Бюлунд сообщила «Dagens Nyheter», что еще в 1996 году она жаловалась постоянному секретарю Академии Стуре Аллену на сексуальное домогательство Арно. Аллен в ответ сказал журналистам, что не принял тогда мер, потому что «содержание письма не казалось важным».
12 апреля Сара Даниус, которая сменила Энглунда на посту секретаря в 2015 году, объявила, что уходит из Академии: «Это воля Академии... Я бы хотела остаться, но в жизни есть и другие занятия».
Вместе с Даниус ушла Сара Стридсберг, тоже не по своей воле.
В тот же день Катарина Фростенсон согласилась не участвовать в работе Академии.
Рассказывают, что перед этими отставками в Академии спорили: одни во главе с Даниус требовали реформ, а другие защищали Фростенсон и старые порядки.
В Академии осталось 10 активных членов из 18. (Их всех называют «друзьями Арно»). Кроме шести недавно опустевших кресел академиков, два пустуют давно: в 1989 году Черстин Экман ушла из-за отказа Академии осудить фатву Салману Рушди, а в 2015 году Лотта Лотасс заявила, что не подходит для этой работы, и перестала участвовать в ней.
Членов Академии избирают пожизненно, и места ушедших остаются за ними до их смерти. По уставу, нужно 12 человек, чтобы выбрать нового члена…
12 апреля премьер-министр Швеции Стефан Лёвен заявил: «Академии надо вернуть доверие и уважение».
Директор фонда Нобеля Ларс Хейкенстен сказал, что ситуация беспокоит его.
Два бывших постоянных секретаря Академии Аллен и Энгдаль назвали Даниус слабым лидером, а ее реакцию на обвинения чрезмерной. По словам Энгдаля, Даниус – «худший» постояннный секретарь в истории Академии.
Однако другие не одобрили уход руководителя Академии. Да и сам невольный уход еще одного пожизненно избранного члена показывал, что устав тут не действует: Шведской Академией управляет кто-то извне.  Комментаторы назвали ряд отставок в Академии паникой старых путаников, которые почуяли, что земля уходит из-под ног.
Когда Сара Даниус уходила, на площади у Академии собралась толпа, чтобы поддержать ее. Говорили, что ее наказали за то, что она пыталась открыть закрытое.
Профессор Эбба Витт-Браттстрём сказала, что Даниус пыталась обновить Академию, но ее убрали за открытую критику: «Они устроили дворцовый переворот, чтобы избавиться от нее, потому что она слишком упрямая».
Лидер партии Центра Анни Лооф написала в твитере: «Эта сильная  женщина пыталась очистить шведскую Академию, но ее заставили уйти. У меня нет слов».
Бьорн Виман, редактор «Dagens Nyheter», сказал: «Это настоящая трагедия для культурной жизни Швеции… Доверие общества к Академии упало ниже дна... Всегда было согласие… солидная оценка литературы, а с этим скандалом вы вряд ли сможете сказать, что эта группа людей вообще способна на солидную оценку».
В интервью шведскому радио Виман сказал о перспективах Нобелевской премии по литературе: «В таких условиях нельзя выбирать победителя. Для любого, кому присудят премию, это будет инсультом».
-
ПРЕСС-РЕЛИЗ АКАДЕМИИ
24 апреля был опубликован пресс-релиз Шведской Академии. В нем Академия сообщала, что она в кризисе и разногласиях, потеряла несколько членов и доверие, но намерена восстановить авторитет, сменила руководителя (постоянным секретарем стал Андерс Олссон) и разрабатывает новый план действий. Академия объявила, что по ее заказу юридическая фирма расследует обвинения 18 женщин в адрес директора центра «Форум» и установила его «неприемлемое поведение» и «нежеланную интимность». Но Академия заверила, что, судя по расследованию, директор клуба не влиял на присуждение премий, стипендий и грантов. Академия признала «конфликт интересов» в том, что ее член была совладельцем клуба, который финансировала Академия. Академия также выявила, что неоднократно нарушалась секретность в ее работе по присуждению Нобелевской премии по литературе. Академия сообщила также, что по ее просьбе король Карл XVI Густав решил изменить правила и дозволить добровольную отставку и замену членов Академии. Академия признала, что из-за кризиса в ее рядах серьезно пострадала репутация Нобелевской премии по литературе, но отметила, что доверие можно вернуть долгими и кропотливыми переменами с изучением и широким обсуждением положения.
2 мая король Швеции объявил, что изменил правила, чтобы позволить отставки и замену членов Академии, которые не участвовали в ее работе два года.


Шведская наследная принцесса Виктория
Фото: https://fishki.net/2586527-princessa-shvecii-viktorija-stala-zhertvoj-seksualynyh-domogatelystv.html
-
ЧЕСТЬ ПРИНЦЕССЫ И ПРЕМИИ
3 мая оставшиеся 10 членов Академии собрались, чтобы обсудить премию 2018 года. Рассказывают, они спорили: одни призывали беречь традицию и дать премию, а другие уверяли, что они сами не в том состоянии, чтобы присуждать премию.
Споры о премии проходили на фоне новой вспышки полового скандала. В конце апреля шведское Бюро экономических преступлений заявило, что расследует финансовые связи Академии с клубом «Форум». Газеты писали, что Арно с 1996 года выдавал имя будущего лауреата Нобелевской премии букмекерам или сам делал ставки на тайного победителя. Гораздо больше денег он мог получать за выдачу имени лауреата издателям, которые могли бы умножить прибыли быстрым изданием книг победителя, но эти связи журналисты не отследили. (Адвокат Арно написал в CNN, что его клиент отрицает все обвинения).
Профессор Витт-Браттстрём опровергла заявление Академии о том, что ее члены не знали о поведении Арно. Она сказала CNN: «Все знали об этом… Люди знали, что молодым женщинам лучше не приближаться к нему».
В начале мая половые страсти достигли королевских высот: три человека рассказали «Svenska Dagbladet», что видели, как Арно «неподобающе трогал» наследную принцессу Викторию на мероприятии Академии: стоя у нее за спиной, «гладил низ ее спины, а потом ниже». Витт-Браттстрём рассказала CNN, что в декабре 2004 года, когда члены Академии и королевская семья обедали после торжественного собрания, Арно «гладил зад» принцессы, которая стояла рядом с ней – человек принцессы «сразу оттолкнул его». Витт-Браттстрём уверяла, что ее тогдашний муж Энгдаль всё видел, но тот написал CNN, что один член Академии рассказывал ему об этом, но сам он не видел.
Игры Арно с принцессой показали, какой власти достиг «серый кардинал» Нобелевской премии, и это усилило тревожные догадки о его власти над премией.
Витт-Браттстрём сказала: «Не верю, что можно присуждать Нобелевскую премию в этом году. Не знаю даже, захочет ли автор принимать премию от такой организации».
-
ОТМЕНА ПРЕМИИ
4 мая Шведская Академия объявила, что лауреат Нобелевской премии по литературе 2018 года будет назван в 2019 году. Академия пояснила, что не даст премию из-за того, что «уменьшился ее состав и упало общественнное доверие». Ее постоянный секретарь Олссон сказал шведскому радио: «В последние полгода доверие мира к Академии резко упало, и это решающая причина, по которой мы отложили премию». Олссон отметил, что нужно время, чтобы вернуть доверие общества к Академии.
Фонд Нобеля одобрил решение Академии. Председатель фонда Карл-Хенрик Хелдин сказал: «Кризис в Шведской Академии отрицательно повлиял на Нобелевскую премию». Он отметил, что у группы людей, которые выбирают победителей, «были такие серьезные проблемы, что выбор премии не мог быть принят с доверием».
Член Академии Энглунд написал: «Думаю, это мудрое решение… Кто примет эту премию в таких обстоятельствах?»
Премию отложили не впервые. Пять раз ее присуждали через год, с премией следующего года. Так, Юджин О'Нил получил премию 1936 года в 1937 году, а Уильям Фолкнер получил премию 1949 года на год позже, когда наградили Бертрана Рассела.
Но в 2018 году были свои нюансы. Журналисты отметили, что после собрания 3 мая члены Академии уверяли, что премию дадут, как обычно, в октябре, но 4 мая было объявлено, что присуждение перенесут на год. Эта скорая перемена вызвала слухи о давлении на Академию со стороны фонда Нобеля или других влиятельных сил.

"Друзья Арно": бывший и нынешний руководители Академии Хорас Энгдаль и Андрес Олссон
Фото: Linus Sundahl-Djerf  -  Anders Wiklund TT
-
КТО КОМУ СЛУЖИТ?
Секс, деньги и злоба уничтожают премию по литературе, написал на днях новозеландский публицист Боб Броки, и его отзыв – типичный.
После отмены премии повсюду снова, как уже много раз, заговорили о том, что ее часто давали недостойным, чтобы угодить политикам, друзьям и издателям.
Вспомнили, что премию не получили Золя, Твен, Ибсен, Пруст, Джойс и Хэмингуэй, зато было много скандинавских лауреатов, быстро забытых, а в 1974 году Академия наградила двух своих членов (Э.Йонсон, Х.Мартинсон) и оставила без приза Борхеса.
Многие указывали на сомнительные критерии оценки «академиков». Писателей Европы возмущали премии безвестным африканцам, в Африке, Азии и Латинской Америке говорили, что европейцы получили больше призов, чем заслужили, а пишущие на разных языках замечали, что премия слишком добра к англоязычным авторам.
Боб Броки написал, что «из-за старой шведской неприязни к России» премию не дали Толстому и Чехову, зато дали Солженицыну, и похоже, не за сочинения, а за политику. В том же ряду – премия 2015 года журналистке Алексиевич, которую наградили даже не за художественную литературу, а за интервью, полные ненависти ко всему русскому.
В перечне странных вкусов Академии критики не забыли и о том, как она сотрудничала с ЦРУ, чтобы досадить Советскому Союзу и дать премию Пастернаку.
В 2016 году Академия снова удивила: Бобу Дилану дали премию за тексты песен. (В связи с этим сейчас уже предлагают, пока в шутку, дать Нобелевскую премию по литературе 2018 года Дональду Трампу – за его корявые заметки в твитере.
Сегодня пишут, что половой скандал в Академии вскрыл гнойник: показал тайный ход грязных дел. Вдруг стало видно, что «главную» литературную премию мира вручает кружок порочных и продажных провинциалов, которыми управляют местные и зарубежные сутенеры, политики и дельцы. Поэтому риторически спрашивают, кто же кому служит: Академия – литературе или слуги – хозяевам.
-
ЧТО ДАЛЬШЕ?
Мало кто верит, что через год Шведская Академия исправится.
Некоторые призывают совсем распустить ее и выбрать новую.
Или говорят, что фонд Нобеля передаст присуждение премии другой академии.
На это замечают, что хозяева премии останутся прежними.
Тогда предлагают создать международный комитет из критиков разных стран: чтобы Нобелевская премия на самом деле стала всемирной и независимой.
Но на это спрашивают, а нужна ли вообще премия по литературе: все люди разные, и разным нужны разные книги, и ни один комитет не может решать, какие книги лучше и что читать разным людям во всем мире.
Расследование продолжается...
------------------------------------

P.S.
В начале октября 2018 года суд в Швеции приговорил Жан-Клода Арно к двум годам лишения свободы за одно изнасилование 2011 года и признал невиновным в другом. Он обжаловал приговор, и 3 декабря суд рассмотрел его жалобу, признал его виновным и во втором изнасиловании и увеличил ему тюремный срок на полгода.

ИНФОРМАЦИЯ ОТСЮДА:
https://www.dn.se/kultur-noje/man-with-swedish-academy-ties-accused-of-sexual-assault/
https://www.nytimes.com/2018/04/07/world/europe/swedish-academy-abuse-accusations.html
https://www.nytimes.com/2018/04/11/world/europe/swedish-academy-sex-nobel.html
http://www.leparisien.fr/societe/empetree-dans-un-scandale-l-academie-suedoise-remercie-sa-secretaire-perpetuelle-12-04-2018-7661157.php
https://www.nytimes.com/2018/04/12/world/europe/sara-danius-swedish-nobel-scandal.html
http://www.svenskaakademien.se/en/press/press-release-from-the-swedish-academy-0
https://edition.cnn.com/2018/05/03/europe/nobel-prize-for-literature-swedish-academy-scandal-intl/index.html
https://www.thesun.ie/news/2529234/nobel-prize-for-literature-is-axed-this-year-after-swedish-academy-engulfed-in-metoo-sex-abuse-scandal/
https://www.telegraph.co.uk/news/2018/05/04/swedish-academy-says-nobel-literature-prize-will-not-awarded/
https://edition.cnn.com/2018/05/04/europe/nobel-prize-for-literature-swedish-academy-postponed-intl/index.html
http://www.bbc.com/news/world-europe-43999240
https://www.nytimes.com/2018/05/04/world/europe/nobel-literature-swedish-academy.html
http://ru.hellomagazine.com/monarkhi/novosti-monarkhov/25805-shvedskaya-printcessa-viktoriya-stala-zhertvoy-seksualnykh-domogatelstv.html
https://bookriot.com/2018/05/11/nobel-prize-in-literature-where-do-we-go-from-here/
https://www.stuff.co.nz/science/103817235/nobel-prize-tarnished-by-sex-money-spite
https://vz.ru/world/2018/5/3/920837.html
https://www.kommersant.ru/doc/3597821
https://www.lemonde.fr/international/article/2018/12/03/la-condamnation-de-jean-claude-arnault-alourdie-en-appel_5392032_3210.html
https://sv.wikipedia.org/wiki/Forum_(Stockholm)
но похож  ;), Не я

Сказки Пудова. Бедный рукодельник



Эта сказка - про будущее.
И хотя она про любовь, но не про шуры-муры, а про подгонку параметров.
Тут как бы техническая задача: построить идеальную пару.
Но идеальных пар много, и постройки нужны разные.
А к постройкам еще и подгонка!
И чертежи иногда надо выбрасывать.
Зато в конце - логичный вывод: непарный - лишний.
Нет, строить можно хоть всю жизнь, но тогда это уже не жизнь, а стройка.
В общем, автор просил меня много тут не разглагольствовать, а просто пришпилить несколько картинок по теме, что я и делаю - картинки нашел в интернете, они там повсюду болтаются, так что ссылки, думаю, не нужны, но вот эти, если что, под рукой:
https://i.pinimg.com/736x/c7/95/bc/c795bcc2f7fbbc04845d24f478c0822f--female-cyborg-cg-art.jpg
https://orig00.deviantart.net/4777/f/2011/023/c/8/heart_beat_by_ophelias_overdose-d37vq4l.jpg
https://thumbs.dreamstime.com/b/robot-romance-android-love-concept-hugging-each-other-two-robots-hearts-as-if-vector-jpg-49232629.jpg
А еще нашел вот этот портрет рукодельника, как бы с намеком, что ему надо бы сначала себя перестроить, а потом уже других завинчивать, но есть ли этот намек в сказке, судите сами:



А теперь - обещанная сказка:



В.И.Пудов

               БЕДНЫЙ РУКОДЕЛЬНИК


Бедный рукодельник продавал игрушки.
Он вешал их, а потом посылал куда подальше.
И горько плакал.
И долго не мог наплакаться.
И хотел повеситься, да вспоминал, что не игрушка.
А потом смеялся.
Оттого что думал: игрушки вешают, продают и  посылают куда подальше, а бедняк ждет случая.
Однажды случилось неожиданное.
Бедный рукодельник высмотрел в далекой передаче богатую замужнюю женщину и влюбился в нее.
И хотя он понимал, что она далеко, да еще замужем, да еще богата, а он беден, от любви – не избавился.
И горько заплакал.
И долго не мог наплакаться.
И хотел повеситься, да вспомнил, что не игрушка.
А потом вдруг засмеялся.
Потому что случилось неожиданное.



Изготовил он себе рукодельную подругу.
И так она ему понравилась, что не мог он на нее нарадоваться.
Ведь она и говорила, и ходила, и остальное делала, совсем как далекая замужняя богачка.
И зажил он с ней, как муж с рожденной женой.
И жил бы не тужил, да случилось неожиданное.
Влюбился он в другую женщину, рожденную.
И так она ему понравилась, что не мог он на нее нарадоваться.
Ведь она и говорила, и ходила, и остальное делала, совсем как его игрушка.
И зажил он с ней, как муж с женой.
А рукодельную подругу послал куда подальше.



Далеко пошла рукодельная подруга.
И могла бы дальше, да случилось неожиданное.
Влюбилась она в своего создателя.
И хотя понимала, что он женат, да еще рожденный, а она – игрушка, от любви – не избавилась.
И горько заплакала.
И долго не могла наплакаться.
И хотела повеситься, да вспомнила, что уже висела.
А потом вдруг засмеялась.
Потому что случилось неожиданное.
Нашла она другого ремесленника.
И сотворил он для нее рукодельного друга.
И так этот друг ей понравился, что не могла она на него нарадоваться.
Ведь он и говорил, и ходил, и остальное делал, совсем как ее любимый.
И зажила она с ним, как рожденная жена с рожденным мужем.



И жила бы не тужила, да случилось неожиданное.
Влюбилась она в другого мужчину, рожденного.
И так он ей понравился, что не могла она на него нарадоваться.
Ведь он и говорил, и ходил, и остальное делал, совсем как ее игрушка.
И зажила она с ним, как рожденная жена с мужем.
А рукодельного друга послала куда подальше.
Далеко пошел рукодельный друг.
И мог бы дальше, да случилось неожиданное.
Влюбился он в богатую замужнюю женщину.
В ту самую, которую высмотрел в далекой передаче бедный рукодельник.
И хотя он понимал, что она замужем, да еще рожденная, а он – игрушка, от любви – не избавился.
И горько заплакал.
И долго не мог наплакаться.
И хотел повеситься, да вспомнил, что уже висел.
А потом вдруг засмеялся.
Потому что случилось неожиданное.
Богатая замужняя женщина влюбилась в него и  купила себе рукодельного друга.
И так он ей понравился, что не могла она на него нарадоваться.
Ведь он и говорил, и ходил, и остальное делал,   совсем как рожденный мужчина.
И зажила она с ним, как жена с рожденным мужем.
А прежнего мужа-богача послала куда подальше.



Далеко пошел прежний муж.
И мог бы дальше, да случилось неожиданное.
Влюбился он в другую женщину.
В ту самую, которая жила, как с мужем, с бедным рукодельником.
И хотя богач понимал, что она замужем, а он –   издалека, от любви – не избавился.
И горько заплакал.
И долго не мог наплакаться.
И хотел повеситься, да вспомнил, что муж ее беден.
А потом вдруг засмеялся.
Потому что случилось неожиданное.
Жена бедного рукодельника влюбилась в богача и ушла от мужа к нему.
И так он ей понравился, что не могла она на него нарадоваться.
Ведь он говорил, ходил и прочее делал, как богач.
И зажила она с ним, как жена с богатым мужем.
А бедного рукодельника послала куда подальше.
Но бедный рукодельник не пошел далеко, а стал смотреть далекую передачу.
И смотрел бы не тужил, да случилось неожиданное.
Высмотрел он ту самую богатую женщину, в которую когда-то влюбился.
И усмотрел, что живет она, как жена с рожденным мужем, с рукодельным другом, который говорит,  ходит и остальное делает, совсем как он сам.
И хотя рукодельник понял, что она далеко, да замужем, да богата, а он беден, от любви не избавился.
И горько заплакал.
И долго не мог наплакаться.
И хотел повеситься, да вспомнил, что не игрушка.
А потом вдруг засмеялся.
Оттого что подумал: игрушка ждет случая, а бедняка посылают, продают и разве что не вешают.
А потом случилось неожиданное.
Бедный рукодельник все-таки повесился.

но похож  ;), Не я

Начало жизни. Беннер

                                     

                                                        TKF:  Do you think that when we find life beyond the Earth, it will be microbial?
                                    Steven Benner:  We will find microbial life. Macroscopic life will be what finds us.
                                                                                           Из интервью в январе 2014 года
--
Стивен Беннер (Steven A. Benner) – доктор наук, основатель Фонда прикладной молекулярной эволюции (FfAME – http://www.ffame.org/ ) в Гэйнсвиле (Gainesville, США), где он пробует создать необычные основы жизни из неорганических веществ.
С 1997 года Беннер работал химиком в университете Флориды, в 2001-м основал как фонд научный центр FfAME, в 2005-м ушел из университета, чтобы сосредоточиться на своем центре, где работают 25 ученых. Сегодня Беннер – один из корифеев синтетической биологии. Его труды применяются в медицине: он создал молекулы, которые используют в диагностике вирусов, ВИЧ и гепатита С.
--
В сентябре 2013 года Беннер объявил, что земная жизнь началась на Марсе и прилетела к нам на метеорите. Он сказал, что молекулы, которые создали гены, слишком сложные, чтобы возникнуть на Земле, зато на Марсе есть подходящие минералы, много бора и молибдена, важных для сбора атомов в молекулы жизни.
--
В январе 2014 года Беннер сказал, что через пять лет ученые создадут искусственную жизнь, но «достаточно иную, чтобы понять, что мы и они произошли не от общих предков. Это будет иная жизнь, способная развиваться, приспосабливаться и размножаться, как природная, но по-другому… Это будет второй образец жизни, не похожий ни на что – ни с Земли, ни с другой планеты».
--
В декабре 2014 года Беннер установил, что алкоголь помог обезьяне стать человеком. Беннер определил, что способность усваивать спирт зависит от белка ADH4. 50 миллионов лет назад этот белок был у всех приматов, но они плохо переваривали спирт, однако 10 миллионов лет назад общие предки людей, шимпанзе и горилл выработали новую версию этого белка, которая усваивала спирт в 40 раз лучше: тогда Земля остывала, еда убывала, и наш предок-примат в поисках пищи спускался с деревьев и ел не только свежие фрукты, но и падаль, в которой бактерии перерабатывали сахар в алкоголь. Так обезьяны спустились с деревьев и привыкли к спирту, а потом новый ген передался людям и шимпанзе, а лемурам и бабуинам не передался, поэтому они до сих пор быстро пьянеют и живут на деревьях.
--
В январе 2015 года Беннер написал, что исследования начала жизни на Земле зашли в тупик и ученые даже не могут прийти к согласию в вопросе «Что такое жизнь?» Беннер предложил не определять жизнь, а просто работать с молекулами, пока они не оживут.
---
В мае 2015 года Беннер сказал «Нью-Йорк Таймс», что его коллеги-химики (например, Сазерленд) не смогут создать жизнь, потому что у них в лаборатории чистые вещества, а в природе таких нет, там одни смеси. Беннер отметил, что избыток проблем в химии начала жизни может значить, что сама задача поставлена неверно.
--
В марте 2016 года Беннер отказался от своих прежних слов о том, что земная жизнь возникла на Марсе: он заметил, что новые модели ранней Земли достаточно хороши, и можно больше не искать истоки нашей жизни на Марсе.
--
В марте 2016 года фонд Беннера получил 5,4 миллиона долларов на изучение начала жизни на Земле. Срок работы – 33 месяца. Беннер передаст деньги семи группам ученых в США и за рубежом. Одна из них будет изучать зарождение жизни без воды. (Беннер считает, что начало жизни в воде маловероятно оттого, что молекулы РНК в воде быстро разрушаются). Другая группа будет исследовать первые шаги жизни в камнях. (В лаборатории Беннера получены минералы, которые не дают энергии разрушать молекулы). Еще одна группа будет создавать новые молекулы, которые удваиваются, как первые организмы. Другие группы будут изучать обмен веществ и белки. Получив деньги, Беннер сказал, что его интересует начало жизни не только на Земле, но и в космосе. По его мнению, то, что микробы возникли так быстро на нашей планете, знак того, что жизнь есть еще где-то.
--
В июле 2017 года Беннер дал новый ответ на вопрос "что такое жизнь". Ученые по-разному отвечают на этот вопрос и даже говорят, что лучше не отвечать (жизнь, говорят, популярный образ для народа, а мы работаем с молекулами и реакциями). Беннер предложил свой признак жизни: «линейные полимеры с повторяющимся основным зарядом». Он назвал эти молекулы полиэлектролитами и указал, что они «будут генетическими молекулами в любой жизни, если она в воде, независимо от их происхождения». Эти молекулы должны состоять из многих повторяющихся частей, как ДНК или РНК.
(В 2009 году Беннер рассказывал, что в 1976 году «Викинг» сел на Марс и провел три опыта, чтобы установить, есть ли там жизнь, и все три опыта подтвердили: жизнь там есть! Но потом оказалось, что ученые сами не знают, что такое жизнь).
Идея Беннера заинтересовала НАСА: агентство давно ищет признаки жизни в космосе, но не раз ошибалось из-за неточных определений жизни. НАСА планирует запустить корабли для поиска жизни на ряде планет (Марс, Титан, Энцелад, Европа), но на каждой жизнь будут выслеживать по иным следам. Общее определение Беннера, возможно, поможет в поиске: современная техника позволяет выявлять электролиты. НАСА уже отвергло в этом году 12 определений жизни, предложенных учеными.


Беннер читает лекцию о жизни
https://astrobiology.nasa.gov/news/a-big-repeating-molecule-may-be-what-defines-life/
--
Статьи Стивена Беннера и о его работе:
Лекция Беннера "Естественная история против физических наук", 2009 -
https://www.youtube.com/watch?v=CfdIkbMnRh4
Лекция Беннера "Наука, жизнь и Вселенная", 2012 -
https://vimeo.com/40176573
но похож  ;), Не я

Рабочие России в 1917 году. Парабола (2)


1917, лето. Петроград. Керенский на Балтийском заводе
-
Июль
1 июля в Петрограде были сокращены на 15% пайки на мясо и масло.
В июле впервые собрался Экономический совет правительства, но он бездействовал.
После 5 июля правительство разоружало рабочих.  В Сестрорецке арестовали завком Оружейного завода. На выборах в Советы рабочие отдавали голоса большевикам.
11 июля на Путиловском заводе на собрании читали письмо: «В труде, равно в каторжной работе, умирают матери и отцы, родившие нас; умираем и мы здесь в беспросветном отчуждении от завидной радости, того довольствия и той культуры, которой пользуется… богатое, беспечное образованное меньшинство. Где же справедливость? Где результаты крови и жизни павших в революции борцов? Где новая жизнь?»
С 1 марта по 1 августа в стране закрыли 568 предприятий, уволили 104 тысячи рабочих.
На Украине в мае 1917 года закрыли 108 заводов (где было 8700 рабочих), в июне – 125 заводов (36 450 рабочих), в июле – 206 заводов (47 750 рабочих).
В июле предприятия закрывали чаще, и быстро росло число безработных. По сводкам, причины закрытия: 367 предприятий – отсутствие сырья и топлива, 47 – отсутствие заказов и спроса, 57 – «чрезмерные требования» и «недоразумения с рабочими».
Прославился владелец Ликинской мануфактуры Смирнов: он остановил фабрики якобы из-за отсутствия  топлива и износа машин, но проверка выяснила, что запаса топлива хватало на 3 месяца, а машины нуждались только в текущем ремонте. Фабриканты брали пример со Смирнова, и это вызвало всеобщую забастовку текстильных рабочих.
Летом впервые после зимы в Петрограде не хватало продовольствия и товаров. К августу реальная зарплата рабочих была ниже весенней. В мае-июне она достигла пика, а стоимость жизни в январе-июне возросла на 70%, в июле-августе – еще на 75%. На ряде предприятий в июле реальная зарплата упала ниже уровня февраля 1917 года.
Выборгская управа сообщала, что очереди «превратили 8-часовой рабочий день в 12-13-часовой, ибо пролетарии и пролетарки идут с заводов и фабрик и других работ прямо в хвосты, в которых проводят по 4-5 часов после, а иногда и до своего рабочего дня».
В Москве между июлем 1914 и 1917 годов зарплата выросла на 515%, цены на основные продукты питания – на 566%, цены на прочие необходимые товары – до 1100%.
В промышленности Москвы реальная зарплата не достигла довоенной, а новые (в августе и начале сентября) коллективные договора лишь отчасти покрыли рост цен.
В июле министерство труда установило минимум заработной платы. Был введен прогрессивный подоходный налог. Но предприятия почти прекратили платить налоги.
Промышленники усилили отпор росту зарплаты и завкомам. Петроградское общество фабрикантов и заводчиков запретило своим членам заключать соглашения по зарплате. Для нарушителей запрета ввели штраф: 25 рублей за каждого рабочего.
12 июля в Петрограде зашли в тупик переговоры Общества фабрикантов и профсоюза металлистов: предприниматели отвергли повышение зарплаты неквалифицированных рабочих и потребовали ввести минимальные нормы выработки. Профсоюз опасался всеобщего локаута по примеру конца 1905 года и уступил.
Профсоюз текстильщиков заключил договор с Обществом фабрикантов и заводчиков о повышении зарплаты на 25%, но промышленники стали говорить, что не знают о договоре, либо что зарплата и так высока, либо повышали зарплату выборочно.
В июле бастовало 500 тысяч рабочих. В Центральном промышленном районе почти половина рабочих участвовала в общеотраслевых экономических забастовках. Но в провинции число бастующих росло, а в промышленных центрах падало: там раньше поняли, что в ответ на стачки хозяева будут свертывать производство и увольнять.
Бастовать стало опасно, уровень жизни падал, и у рабочих росли обиды и отчаяние.
28 июля в Петрограде на митинге в цирке «Модерн» за критику Керенского арестовали рабочего. Другого доставили в полицейский участок за осуждение «Займа свободы» как сбора денег с бедняков для поддержки сверхприбылей капиталистов.
В июле большевики меняли лозунг «Вся власть Советам!» на «Вся власть фабзавкомам!»
Август
С мая по август цены на товары первой необходимости почти удвоились.
3 августа на Втором Всероссийском торгово-промышленном съезде П. П. Рябушинский сказал: «К сожалению, это необходимо, чтобы длинная костлявая рука голода и национального обнищания схватила за горло этих ложных друзей народа, членов различных комитетов и советов, с тем, чтобы они опомнились…».
7 августа Союз металлистов принял первый общероссийский тариф, но в нем цена труда не зависела от стоимости товаров и услуг, и он усреднял заработки – всем рабочим гарантировали «равное количество работы» за «равную оплату».
Предприниматели усиливали атаку на завкомы и закрывали предприятия. В начале августа в Петрограде закрыли 43 малых и средних предприятия. Союз металлистов предупредил о закрытии еще 25 и сокращении производства на 1374 заводах, частных и государственных. С конца июня по август профсоюз металлистов улаживал споры с угрозой забастовки на 180 заводах Петрограда.
8 августа правительство вернулось к плану «разгрузки» и предписало вывезти из Петрограда образовательные и другие учреждения и «выработать план высылки людей, представляющих угрозу в контрреволюционном смысле». К концу августа составили первый выездной список из 46 предприятий: все государственные, большинство частных металлургических, ряд химических. С ними отправляли немногих рабочих. Остальных решили уволить с двухнедельным пособием. Расходы казна брала на себя.
В августе начал работу новый госорган, Заводское совещание. ЦС ФЗК мог жаловаться ему на остановку и закрытие заводов, но промышленники бойкотировали совещание.
12 августа Вторая конференция ФЗК Петрограда призвала передать власть пролетариату. На  конференции экономисты говорили, что производство сокращается, железные дороги могут остановиться без топлива и к концу года рабочих ждет безработица и голод. Член ЦС ФЗК В. Левин предупреждал: «Мы стоим перед забастовкой капиталистов и промышленников; мы должны быть готовы взять предприятия в свои руки, чтобы сделать бессильным голод, на который буржуазия так надеется…».
С августа фабзавкомы, чтобы сохранять производство и рабочие места, пытались управлять предприятиями. Они еще искали, как весной, топливо, сырье и заказы, но этих мер часто не хватало, и они как могли расширяли круг своих дел.     
На петроградском заводе «Парвиайнен» завком спас 1630 рабочих мест: администрация наметила сократить их «из-за нехватки топлива», но завком доказал, что треть топлива можно сберечь и разработал инструкции по экономии для кочегаров и других рабочих.
На государственном Сестрорецком оружейном заводе не хватало воды, но завком нашел специалистов, прорыл канал к источнику воды на закрытой картонной фабрике (вопреки протесту ее владельца) и помог заводу продолжить работу.
В то же время повальное закрытие заводов убеждало рабочих в том, что производству нужна поддержка государства, и они чаще требовали отстранить хозяев от управления.
Завком петроградского завода «Вулкан» после безуспешной борьбы за управление призвал правительство передать государству все заводы со спадом производства.
В середине августа пресса разоблачала махинации промышленников на военных заказах. Выяснили, что председатель Государственной Думы М. Родзянко в ходе всей войны поставлял армии дефектные приклады винтовок по вздутым ценам.
22 и 28 августа циркуляры министра труда урезали права фабзавкомов: оставили хозяевам право найма и увольнения и запретили членам ФЗК собираться в рабочее время и получать зарплату за время вне работы. Фабзавкомы требовали право отменять решения администрации, но теперь хозяева стали увольнять активистов ФЗК.
В конце августа в Петрограде в Красную гвардию вступили более 15 тысяч рабочих. Рост ее числа сдерживала нехватка оружия. Один из районов сообщал, что на 4 тысячи записавшихся в Красную гвардию там было 420 винтовок. ЦИК Советов просил районные Советы успокоить рабочих и согласился раздать районам по 300 винтовок, хотя один Петергофский район просил 2 тысячи, а совет ФЗК Невского района – 10 тысяч.
К осени местные объединения ФЗК были созданы в 50 промышленных центрах России.
Из сводки отчетов фабзавкомов и их объединений:
В Царицыне фабзавкомы вели контроль над производством, распределяли сырье и топливо между предприятиями, снабжали рабочих продуктами, боролись со спекуляцией. Советы фабзавкомов Урала, Харькова, Одессы участвовали в работе комитетов по топливу и других органов управления. Центры фабзавкомов Пскова, Костромы и Уфы контролировали работу продовольственных управ, поставки продуктов. Советы фабзавкомов Одессы, Уфы, уральских горных округов собирали металлолом, делали из него изделия для села и отправляли их бедным крестьянам. Завкомы Москвы привлекли к суду за саботаж руководителей двух заводов. Совет фабзавкомов Иваново-Вознесенска путем переговоров предупредил закрытие ряда текстильных фабрик.
-

1917. Красная гвардия в Москве
-
Сентябрь
В сентябре правительство выпустило бумажных денег больше, чем за весь 1916 год. Покупательная сила рубля упала ниже довоенной в десять раз. Рвались связи города и села: иссякали поставки товаров в деревню, а та бойкотировала город. К октябрю движение поездов к Петрограду и Москве почти замерло. В промышленных центрах обострилась нехватка продовольствия. В сентябре рабочие Москвы, Петрограда и еще ряда городов получали менее 200 г хлеба в день. Рост зарплаты отставал от роста цен.
В торговле расцвела спекуляция. Множились дутые акционерные общества и компании. Предприниматели и купцы, чтобы поднять цены, сокращали производство и скрывали товары, особенно топливо, сырье и продовольствие. В сентябре нефтяная фирма «Нобель» могла вывезти 150 млн пудов нефти, но предъявила к вывозу 82, а вывезла 65. Фирма «Мазут» при наличии 54 млн пудов предъявила к вывозу 47, а вывезла 37.
Наблюдатели отмечали, что рабочие первыми пострадали от войны: у буржуазии были капиталы, у крестьян – наделы, у горожан – ремесло и торговые лавки, интеллигенция верила в заботу государства, и только рабочие оставались без средств и защиты.
К осени число рабочих сократилось, росла безработица. С июля по 15 сентября в Московском районе уволили 56 тысяч рабочих. В Петрограде 20 сентября насчитали 40 тысяч безработных. В Костромской губернии осенью без работы остались 24% рабочих.
С марта по сентябрь в России закрыли (по неполным данным) 799 заводов и фабрик, где было 165 тысяч рабочих, в том числе: в марте – 74 предприятия; в апреле – 55; в мае – 108; в июне – 125; в июле – 205, за август-сентябрь – 231 предприятие. По другим данным, с марта по август остановлено 568 предприятий, в августе и сентябре – еще 462.
Для защиты своих интересов рабочие стали больше бастовать. Осенью центры ФЗК устраивали стачки иваново-вознесенских текстильщиков, уральских рабочих, харьковских металлистов, бакинских нефтяников и многих других.
На Урале к сентябрю закрыли половину всех предприятий, и стачки участились. Там рабочие умерили запросы по оплате труда и чаще бастовали после срыва переговоров с хозяевами, но при угрозе закрытия завода требовали изгнать администрацию.
В сентябре-октябре был пик стачек: в них участвовали 2,4 млн человек.
Стачки часто вели к закрытию предприятий, и прежде рабочие испытывали ряд мер: рабочий контроль – управление – захват предприятия – контроль государства.
Осенью ФЗК чаще требовали рабочего контроля над производством и распределением товаров. В Петрограде рабочий контроль был отмечен на 100 предприятиях. Для надзора и контроля ФЗК пытались привлечь управленцев, инженеров и техников.
Пока правительство готовило «разгрузку» Петрограда, многие фабзавкомы проверили места выезда своих предприятий, сочли их непригодными и остановили эвакуацию.
Администрация завода Лебедева объявила, что его перевезут в Ярославль и возьмут только половину рабочих (им обещали временное жилье в тюрьме) – в ответ рабочие потребовали контроля над промышленностью страны: «Пока промышленники будут организовывать саботаж, безработицу и мнимый недостаток материалов и продуктов, пока война будет продолжаться, никакие средства не помогут стране…».
Рабочий контроль сдерживал спад производства и закрытие предприятий, но доступ к документам и надзор за администрацией оставался не доступен рабочим на частных заводах, и они требовали участия в управлении. В сентябре фабзавкомы расширяли контроль, хотя редко брали на себя управление – и рабочий контроль встречал отпор.
15 сентября Комитет объединенной промышленности призвал правительство запретить фабзавкомам вмешиваться в управление предприятиями под угрозой увольнений.
Безуспешная борьба за условия труда и место работы вела рабочих к пересмотру права собственности. В сентябре профсоюз металлистов советовал профсоюзам взять на себя предприятия. Анархисты требовали отдать заводы рабочим. Но захват предприятий был редким, обычно в ответ на его закрытие или побег управляющих.
Случаи захвата предприятия рабочими в 1917 году (данные Временного правительства по стране): апрель – 2, май – 1, июнь – 10, июль – 15, август – 2, сентябрь – 8, октябрь – 9.
После захвата предприятия (чаще неудачного) последней мерой защиты рабочие считали помощь государства. В сентябре профсоюз текстильщиков потребовал конфисковать или национализировать фабрики. Но такие призывы раздавались еще редко.
24-27 сентября прошла самая крупная всероссийская железнодорожная стачка.
27 сентября - 3 октября крупная стачку провели бакинские нефтяники.
Октябрь
Правительство создало Экономический совет, но он бездействовал.
Кризис нарастал, производство сокращалось, и предприятия закрывались.
С марта по октябрь 1917 года в России было более 500 тысяч безработных.
В октябре в Киеве уволили 15 тысяч рабочих, в Екатеринославе – 60 тысяч.
В Донбассе за одну неделю октября закрыли 200 шахт.
Спекулянты скрывали от рынка большие запасы топлива и сырья. В азиатской части России утаивали склады хлопка. На шахтах Донбасса образовались залежи угля.
20 октября харьковская газета «Известия юга» писала: «Перед нами таблица об имевшихся запасах угля на рудниках одного только Ровенецкого района, где занято рабочих не более 5 тыс. на 13 рудниках, а находится угля до 10 млн пудов... И это не  вывозится только потому, что промышленники не хотят вывозить».
Правительство не могло собрать хлеб: крестьян не устраивали цены закупок, а крупные землевладельцы и купцы прятали урожай для спекуляции. В октябре заготовки хлеба упали до 19% плана (в сентябре – 30%), и в городах нарастали стачки и голодные бунты.
В октябре реальная зарплата рабочих упала до половины довоенного уровня.
9 октября в Москве конференция профсоюза текстильщиков и фабзавкомов объявила забастовку и «готовность к борьбе за Советскую власть по первому зову».
21-25 октября крупную стачку провели ивановские текстильщики.
Число экономических забастовок в России в 1917 году: мaрт – 27, апрель – 42, май – 78, июнь – 76, июль – 73, август – 109, сентябрь – 117.
В октябре фабзавкомы работали на 2151 предприятии, в том числе на 68,7% крупных.
По всей стране фабзавкомы усиливали рабочий контроль: обеспечивали предприятие заказами, продавали его изделия, налаживали производство, решали торговые и финансовые вопросы, чаще участвовали в управлении предприятиями.
В Москве и Подмосковье фабзавкомы текстильных фабрик, угольного бассейна и гончарного производства вводили массовый рабочий контроль над производством.
Вторая конференция фабзавкомов Москвы решила, что правительство не может удовлетворить рабочих: нет законов о восьмичасовом рабочем дне, о минимуме заработной платы, об участии рабочих в контроле над производством, о приеме и увольнении с ведома профсоюза, о государственном страховании безработицы…
15 октября собрание профсоюза металлистов Москвы объявило, что буржуазия душит революцию и рабочим над взять экономику в свои руки. Собрание призвало Советы удовлетворить требования бастующих и дать рабочим право на контроль за наймом и увольнением. В тот же день на собрании профсоюза текстильщиков в Петрограде предлагали прервать переговоры с хозяевами и «защищать свои права на баррикадах».
17-22 октября в Петрограде Первая Всероссийская конференция ФЗК решила, что  рабочий контроль над производством и распределением возможен лишь при переходе власти к Советам. Конференция призвала фабзавкомы и профсоюзы объединиться, отвергла участие ФЗК в работе администрации (говорили, хозяева втягивают завкомы в правление, чтобы обвинять их во всех бедах) и объявила несовместимым с целями рабочего класса захват рабочими предприятий (этого требовали анархисты).
В октябре две трети большевиков Петрограда (28 из 43 тысяч) были рабочими. Красная гвардия была опорой большевиков. В ней насчитывали до 45 тысяч человек. Но не ясно было, готовы ли они к бою: «они никогда не стреляли и не были под обстрелом». Три четверти из них были не старше 30. Восстанию большевиков предрекали провал, и по сводкам с мест, рабочие колебались: хотели убрать власть имущих, осуждали тарифы, эвакуацию, локауты, но опасались тюрьмы и увольнений в случае неудачи восстания.
25 октября утром в день восстания работа на фабриках и заводах не прекращалась.
Вожди сами просили рабочих оставаться на работе и не выходить на улицу. Троцкий писал, что после июльского опыта вожди боялись, что кровь отпугнет рабочих.
25 октября профсоюз деревообделочников призвал бастующих вернуться к работе: «Каждый рабочий в эти дни должен быть на своем месте и тем самым доказать преданность новой власти. Порядок, выдержка, спокойствие и бдительность!»
26 октября восстание большевиков в Петрограде победило, и была образована власть Советов. Рабочие-красногвардейцы стали ударной силой восстания и новой власти.
В ночь на 27 октября Ленин написал проект закона о рабочем контроле, по которому фабзавкомы имели доступ к документам и складам предприятия, а администрация должна была исполнять их решения. Позже в проект внесли поправки…
27 октября Петроградский Совет, Совет профсоюзов и ЦС ФЗК призвали рабочих: «Мы просим вас немедленно прекратить все экономические и политические забастовки, всем стать на работу и производить ее в полном порядке…».
С марта по октябрь в рабочем движении участвовало 2 миллиона 482 тысячи человек.
-

1917. Иваново-Вознесенск. Совет рабочих и солдатских депутатов
-
После Октября
После перехода власти к Советам фабзавкомы вводили контроль за предприятиями. Но предприниматели не хотели делить власть и в ответ закрывали предприятия. Поэтому завкомы умеряли запросы и снова, как весной, добывали сырье, топливо, заказы. А когда владельцы оставляли предприятие, завкомы, как хозяева поневоле, защищали свое предприятие от государства и соперничали за ресурсы с другими завкомами.
14 ноября ВЦИК Советов принял Закон (Декрет) о рабочем контроле. Закон обязывал фабзавкомы, Советы и профсоюзы создать местные Советы народного хозяйства (совнархозы), решения которых обязательны для предприятий. По сути, государство забирало власть на предприятиях и у хозяев, и у завкомов.
15-16 ноября Пятая конференция ФЗК Петрограда приветствовала декрет о рабочем контроле, но отвергла захват предприятий рабочими. Завкомы уже не могли спасать предприятие, и рабочий контроль уступал государственному, а завкомы сливались с профсоюзами – этот путь выбрала в феврале 1918 года Шестая конференция ФЗК.
23 ноября Петроградское общество фабрикантов и заводчиков решило закрывать предприятия, где рабочие вводят контроль. В ответ на отказ хозяев признать их  контроль и при остановке предприятия рабочие просили о национализации.
В ноябре правление уральских акционерных обществ приостановило перевод денег заводам, где ввели рабочий контроль, и сразу закрылись ряд предприятий, но ответ был быстрым: в декабре были национализированы ряд акционерных компаний Урала.
В ноябре начались мирные переговоры с Германией. Советская власть решила переводить заводы на мирное производство, и предприниматели потеряли военные сверхприбыли, а оплачивать конверсию не хотели и стали закрывать заводы.
1-2 декабря на трикотажной фабрике Керстена в Петрограде рабочие обнаружили, что хозяин отгружает готовый товар без их ведома и скрывает расчеты. Фабком решил поставить у кассы свою охрану, но администрация не признала ее. 4 декабря служащие забастовали из-за ареста рабочими директора и главного бухгалтера, а совет директоров заявил о закрытии фабрики. В ответ собрание рабочих решило работать под началом фабкома и просить наркомтруда о секвестре фабрики. Профсоюз отрасли уговорил рабочих уступить, и 8 декабря фабком обещал неприкосновенность служащих, а правление признало «пассивный» контроль рабочих. 14 декабря совет директоров согласился открыть фабрику. Но вскоре хозяин сбежал и забрал содержимое фабричного сейфа: 40 тысяч золотых рублей.
2 декабря был издан декрет о создании Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ). Председатель ВСНХ А.Рыков пояснял: «Национализация производилась и за неисполнение правил о рабочем контроле, и потому, что убежал фабрикант или администрация, и просто за неисполнение постановлений Советской власти… Национализация предприятий имела не хозяйственное, а чисто карательное значение».
12 декабря на машиностроительном заводе Роберта Круга завком сообщил собранию рабочих, что администрация не признала рабочий контроль и объявила о закрытии завода. Рабочие решили уволить пятерых высших управленцев. В тот же день все управленцы исчезли вместе с оборотными средствами завода. Завком тогда созвал общее собрание рабочих и служащих, и было решено взять завод в свои руки.
14 декабря вышел Декрет о национализации банков (ее завершили в 1920 году).
В середине декабря большинство оборонных заводов закрылись для перехода на мирное производство, но выяснилось, что из-за нехватки топлива и сырья они не начнут работу, либо начнут после массовых увольнений. Экономисты советовали власти убавить число рабочих и поднять производительность. Переход к мирному труду множил безработицу.
24 декабря в ответ на запросы рабочих о повышении оплаты труда нарком труда А.Шляпников предостерег: «Погоня за рублем лишь увеличивает разруху…».
К 1 января 1918 года число занятых промышленных рабочих Петрограда и области (340 тысяч) упало до 83,5% по сравнению с 1 января 1917 года (406 тысяч).
После 1917 года
5 января 1918 года немногие рабочие Петрограда вышли на улицы поддержать Учредительное собрание, но это был первый протест рабочих против власти Советов. По шествию стреляли, погибли двое рабочих. Потом на заводах были митинги протеста.
6 января 1918 года ЦС ФЗК издал инструкции по рабочему контролю: завкомы могут остановить действия администрации, ведают рабочей силой, сырьем, топливом, изделиями, планируют работу со служащими, выбирают заказы с администрацией, контролируют финансы, надзирают за распорядком и расценками труда и т.д.
9 января хлебный паек в Петрограде впервые упал до четверти фунта. Город получал треть зерна от уровня 1917 года. Хлеб по рыночным ценам был дорог для рабочих. Они голодали, падала дисциплина, росло пьянство и воровство.
10 января собрание завода «Старый Лесснер» объявило Совнарком «преступным» и призвало к новым выборам в Советы. К концу января выборы прошли, но большевики сохранили большинство: рабочие не хотели возврата к тому, что было до Октября.
18 января хлебный паек в Петрограде упал до 1/8 фунта. Разразилась эпидемия тифа (весной за тифом последовала холера). Пошли голодные бунты. В середине января толпа ворвалась на склад продовольственной управы и грабила его три дня. Позже толпа напала на продовольственный поезд и грабила его до прихода красногвардейцев.
22-27 января Шестая конференция ФЗК Петрограда обязала фабзавкомы исполнять инструкции совнархозов и призвала национализировать предприятия, где администрация не признает рабочий контроль или отказывается управлять.
В марте указ ВСНХ призвал свои главки назначать комиссара и директора на каждое предприятие. Фабзавкомы были лишены права издавать приказы.
(К концу года ФЗК слились с профсоюзами без права управлять. В январе 1919 года Ленин сказал, что социализм – это когда сами рабочие управляют экономикой, но предостерег профсоюзы от управления: «Мы к этому пошли, но мы до этого не дошли»).
В мае-июне были национализированы все основные отрасли промышленности.
28 июня был издан декрет о национализации всей крупной промышленности.
Весной 1918 года рабочий класс исчезал. Заводы закрывались, росла безработица.
На ряде предприятий рабочие не раз переизбирали фабзавком, но это не спасало.
В марте на петроградском заводе «Феникс», закрытом без топлива и заказов, писали: «Среди рабочих крайне подавленное настроение. 2-4 раза созывалось общее собрание, на которое являлось 50-60 чел. и собрание не состоялось. И только когда комитет созвал рабочих чистить снег за плату, почти все рабочие явились. Большинство рабочих в невероятно тяжелом материальном положении. Являются группами на завод и, по словам членов заводского комитета, «просят, молят дать им работу и проклинают своих выборных». Просят дать «хотя бы подсоленной воды, чтобы утолить голод».
С декабря 1917 года по май 1918-го число рабочих в стране сильно упало. В металлургии к маю 1918 года осталась четверть рабочих мест в сравнении с началом 1917 года.
Число занятых промышленных рабочих Петрограда и области:
1 января 1917 года – 406 312, 1 января 1918 – 339 641, 1 мая 1918 – 142 915.
Весной 1918 года Ленин призвал безработных рабочих уезжать в деревню: «Сидеть в Питере, голодать, торчать около пустых фабрик… это – глупо и преступно… Питерские рабочие должны порвать с этой глупостью… и десятками тысяч двинуться на Урал, на Волгу, на Юг, где много хлеба, где можно прокормить себя и семьи…».
В мае меньшевик Я. Пилецкий писал: «Он уже исчез, этот передовой борец и застрельщик рабочего класса России, истинная краса и гордость революции…».
Левая эсерка Мария Спиридонова, чтобы утешить голодных рабочих, сказала на майской конференции рабочих и красноармейских депутатов: «Мы, пролетариат и крестьянство, голодали в течение столетий, чтобы кучка людей – фабриканты, помещики, разбойники, насильники жили в довольстве и в роскоши… Сейчас первый раз на протяжении всей мировой истории приходится народу голодать во имя своих интересов, во имя своего будущего. Неужели в пролетариате найдется много таких, которые не согласятся голодать для себя, а пойдут на долгие годы голодать для буржуазии и помещиков?»
В мае от имени Ленина всем Советам было разослано требование немедленно отправить продовольствие, чтобы спасти «красную столицу, находившуюся на краю гибели».
Весной власть начала подавлять протесты рабочих силой, и это поразило рабочих.
9 мая в Колпино очереди за хлебом объявили, что он кончился, и толпа пошла искать председателя продовольственной управы. Отряд красногвардейцев остановил шествие женщин и дал залп в толпу (один убитый, трое раненых). На выстрелы прибежали рабочие судостроительного завода, но красногвардейцы повернули их назад. Собрание завода потребовало новые выборы в местный Совет и ареста стрелков. На выходе из ворот завода рабочих обстреляли красногвардейцы: один был убит и несколько ранены. События в Колпино вызвали митинги, на которых рабочие требовали Учредительного собрания.
Позже власть силой подавляла протесты рабочих в Сестрорецке, Туле, Сормово, Москве.
В мае «Новая жизнь» писала, что на заводах спорят о появлении «третьей стороны, если между Советской властью и пролетариатом произойдет решительный бой».
11 июня 1918 года секция по металлу Совнархоза Северной области сообщала: «Комитеты стремятся во что бы ни стало возобновить деятельность закрытых предприятий… Дело не обойдется без борьбы рабочего правительства с рабочими организациями».
В июне 1918 года прошли всеобщие выборы в петроградский Совет. Большевики и левые эсеры получили большинство от рабочих, занятых на производстве. Выборы показали верность рабочих Советской власти, хотя она не решила их проблем: верили в будущее.
-
Вместо вывода
В феврале 1917 года рабочие ощутили небывалый выбор свободных граждан. Новый общественный договор о своих правах они обсуждали с тремя силами: работодателями, властью и прочим народом. Год прошел в борьбе за "хлеб" (повышение зарплаты), права (улучшение условий труда) и власть (участие в управлении предприятием). Рабочие добились роста оплаты труда, но цены на еду росли быстрее. Рабочие обновили условия труда, но эти успехи лишь оттеняли нужду в более крупных переменах. Рабочие достигли права на собрания, забастовки и завкомы, но отпор предпринимателей побудил их наступать на права собственников: добиваться управления и контроля. Борьба за власть на предприятиях обострилась, и предприниматели увольняли недовольных, останавливали и закрывали предприятия. Рабочие требовали права на труд: запретить закрытие предприятий и передать их государству. Но власть не хотела передела собственности.
Рабочие еще добились права на оружие, но боевые отряды не помогали переговорам, зато вели к последней самозащите: захвату власти в стране.
Работодатели не уступали, власть защищала их, и только четвертая сторона договора, часть прочего народа в лице большевиков, предлагала рабочему помощь: взять власть. Что он и сделал, но помощники забрали власть, и он остался ни с чем: без достаточной оплаты труда или без работы – с советом Ленина ехать в деревню, где накормят.
Путь рабочих в 1917 году – парабола подъема и спуска: они добивались хлеба, прав и власти, но потеряли власть, потом права и хлеб. Чтобы избежать этой параболы, рабочим нужен был договор с работодателями, либо с властью, которая защитила бы его законами, либо с прочим народом и его партиями, либо надо было брать власть без помощников. Но рабочие были десятой частью населения, и выбор зависел не только от них...
-

-
Информация отсюда (краткий список):
Альбитер Л.М. Анализ промышленности России в период первой мировой войны…
Воронов Ю. П. Финансовое банкротство предреволюционной России
Гапоненко Л.С. Рабочий класс России в 1917 году, М. 1970
Иткин М.Л. Центры фабрично-заводских комитетов России в 1917 году, 2016
Лисецкий А.М. Большевики во главе массовых стачек: март-окт. 1917
Мандель Д. Петроградские рабочие в революциях 1917 года, 2015
Минц И.И. История Великого Октября, 1968
Нарский И.В. Уральская промышленность в 1917–1922 гг…
Пушкарёва И. М. Рабочее движение в России в годы Первой мировой войны, 2015
Пушкарёва И.М. Протестное движение рабочих в России в годы Первой мировой войны
Терещенко Ю.Я. История России XX-XXI вв., 2004 –
Фабзавкомы — рабочая демократия в действии. Чем занимались фабзавкомы
Фабзавкомы в России, 2015
но похож  ;), Не я

Рабочие России в 1917 году. Парабола (1)



Кандалы - тоже парабола
-
Это набросок к статье, которую я не напишу. Когда собрал факты, понял, что это - только половина: вторая половина - история капиталистов в 1917 году. Почему они тогда жадничали? Разве они хотели Советской власти? Но пусть об этом напишут другие.
-
До Февраля
К 1917 году в России насчитывали 15 миллионов рабочих – десятая часть населения. Они были заняты в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве и на транспорте.
При царизме у рабочих было мало прав. Власть шла только на мелкие уступки: закон 1897 года сократил рабочий день до 11,5 часов, законы 1901 и 1903 годов дали рабочим пенсии за травмы на производстве и право выбирать старост, а фабрикантам запретили понижать зарплату, оплачивать труд товарами и вводить штрафы более трети зарплаты…
После революции 1905 года власть сократила рабочий день до 10 часов и дала право на профсоюзы («зубатовские»). Но и уступки унижали рабочих. В 1905 году помещики избирали в Думу одного депутата от 2000 человек, капиталисты – от 4000, крестьяне – от 30 000, рабочие – от 90 000. Рабочие напрасно просили даже вежливого обращения «на вы», наоборот, нормой на предприятиях были оскорбления, обыски, рукоприкладство.
В 1912 году Конвенция Петроградского общества фабрикантов и заводчиков запретила постоянные органы рабочих – дозволяли лишь «советы старост». Конвенция урезала права рабочих: «не допускается вмешательство в прием и увольнение рабочих, в установление заработной платы и условия найма и выработку правил внутреннего порядка».
Перед 1914 годом рабочих возмущали условия труда: долгий рабочий день; низкая зарплата; разрыв в зарплате мужчин и женщин; отсутствие техники безопасности (частые несчастные случаи); много штрафов (до 40% зарплаты); тесное жилье…
24 июля 1914 года царский указ запретил профсоюзы, собрания, стачки, рабочую печать, пение революционных песен. 26 июля 1914 года в Петербурге закрыли 15 профсоюзов. К 1917 году в Петрограде членами профсоюзов были всего 10 тысяч человек.
Экономика войны
Экономика России не была готова к войне. Не хватало топлива, руды, металла, другого сырья. К зиме 1916 года средний рабочий Донбасса добывал угля на четверть меньше, чем до войны. В конце 1916 года из-за нехватки угля заводы работали с перебоями. К 1917 году чугуна и стали выплавляли на четверть меньше, чем в 1913 году.
Мощности заводов не хватало. Оборудование было изношено. В 1914-1917 годах русский солдат получал в 20 раз (по весу) меньше снарядов, чем немецкий. До войны производили 44 тысячи винтовок в месяц, в 1917-м – 130 тысяч, но фронт в начале войны требовал 60 тысяч, а в 1916-1917 годах – 200 тысяч. Нередко на двух-трех солдат была одна винтовка.
Упало производство в легкой и пищевой промышленности, где до войны сырье завозили: половина оборудования простаивала, и товарный голод нарастал на фронте и в тылу.
Транспорт разваливался. В первой половине 1916 года неперевезенных грузов было в полтора раза больше, чем во втором полугодии 1914-го.
В 1915-1916 годах расходы государства превышали доходы на 75%. К 1917 году долг государства вырос до 33 млрд рублей. Рост долга (данные на 1 января): 1914 год – 8,8 млрд рублей, 1915 – 10,5, 1916 – 18,9, 1917 – 33,6.
К 1917 году реальный заработок рабочих упал на четверть от довоенного. В первый год войны «народное потребление» снизилось на 25%, во второй на 43, в третий – на 52. В 1915-1916 годах при росте зарплаты вдвое цены на необходимые товары вырастали в 5-6 раз. К 1916 году еда, обувь и одежда стоили в 3-4 раза дороже, чем в 1914 году.
Между тем промышленники и купцы получали от войны сверхприбыли. Так, прибыль владельцев 142 текстильных фабрик выросла с 63 млн рублей в 1913 году до 174 млн в 1915-м. По оценке военного министра 1916 года Д.С. Шуваева, «300-400% наживы с военных заказов являются обычными, а иногда эта прибыль доходит до 1000-1200%».
Стачки и протесты перед революцией
Перед войной число стачек росло: 1910 – 222, 1911 – 466, 1912 – 2032, 1913 – 2404.
С 19 июля 1914 года до 28 февраля 1917-го в России насчитали 5794 стачки.
С 1915 года до февраля 1917-го более 300 раз рабочие выступали из-за нехватки еды и товаров. Полиция и войска подавляли протесты оружием, были убитые и раненые.
Зимой 1914-1915 годов спекулянты прятали продукты на путевых складах, и нехватка еды множила протесты. Не хватало сначала мяса, сахара, муки, позже обуви, тканей, керосина.
8 апреля 1915 года в Москве за Пресненской Заставой толпа до 5 тысяч человек, больше рабочие, протестовала против цен на еду и с криком «Дружно, товарищи!» напала на лавки и магазины. В булочной и хлебопекарне товар вынесли на улицу и разобрали.
1 Мая 1915 года прошли 62 политические стачки рабочих в обеих столицах и еще 9 в других городах. В Москве первомайскую забастовку провели 15 предприятий.
5-6 июня 1915 года в Костроме протест рабочих против условий труда закончился расстрелом: 12 человек убиты, 45 ранены. 10 августа 1915 года в Иваново-Вознесенске после стачки против низкой зарплаты расстреляна мирная демонстрация: 30 рабочих убиты, 53 ранены. В ответ на расстрелы в Костроме и Иваново-Вознесенске 69 местных предприятий забастовали с призывом «Долой!» Их поддержали стачки в Петрограде, Москве, Нижнем Новгороде, Сормове, Туле, Харькове, Екатеринославе.
17-20 августа 1915 года в Петрограде стачки собрали 20 тысяч рабочих 30 предприятий.
В сентябре 1915 года в Петрограде на 60 предприятиях прошли политические стачки. В Москве в стачке из-за роспуска Думы участвовали 58 тысяч рабочих 162 предприятий. На Страстной площади в стычке с полицией были убиты 4 и ранены 40 человек.
С осени 1915 до февраля 1917 года каждый месяц вспыхивал протест из-за нехватки еды и других товаров. 1 октября 1915 года в Павловском Посаде Московской губернии две тысячи женщин и подростков разгромили продуктовые лавки. 3 октября протест слился со стачкой 12 тысяч рабочих Глуховской мануфактуры из-за низкой зарплаты, и на базарной площади толпу разгоняли оружием, двое рабочих были убиты.
9 января 1916 года в Петрограде 62 забастовки собрали 70 тысяч участников.
В феврале 1916 года стачка на Путиловском заводе потребовала повысить зарплату на 70%, и завод был закрыт. 7 февраля 1916 года правительство постановило наказывать за стачку арестом, а рабочих отправлять на фронт. С 29 февраля по 3 марта путиловцев поддержали стачками 49 предприятий.
С весны до августа 1916 года против высоких цен и нехватки еды выступали тысячи рабочих (Московская, Костромская, Тверская, Нижегородская, Воронежская губернии).
В октябре 1916 года в Петрограде было 119 политических забастовок.
5 ноября 1916 года в Самаре на базаре полиция силой усмиряла бунт женщин. 12 ноября рабочие Самары направили в Думу письмо против «расстрела голодных жен самарской бедноты». В 1916 году «бабьи бунты солдаток» нарастали по всей стране.
В 1916 году в России было 252 политические стачки (в 1915 – 355) и 273 тысячи стачечников (в 1915 – 165). В 1916 году расширилась и география протеста.
9-13 января 1917 года день Кровавого воскресенья отметили 214 стачек. В Петрограде бастовали 145 тысяч рабочих, в Москве – 36 тысяч. Бастовали еще в 12 городах.
С сентября 1916 года до Февраля три четверти стачек в Петрограде – политические.
С 19 июля 1914 года по 22 февраля 1917 года в России прошли 52 политические демонстрации в «классической форме» (красные флаги, транспаранты, лозунги, пение революционных песен): в 1914 – 3; в 1915 – 11; в 1916 – 20; в начале 1917 – 18.
-
Февраль
10-14 февраля 1917 года в Петрограде в 79 забастовках участвовали 104 тысячи рабочих.
14 февраля возобновила работу Дума, и на демонстрациях несли лозунги «Долой войну!», «Долой правительство!», «Да здравствует вторая революция!», «Да здравствует республика!» В Москве в тот день бастовали 12,5 тысячи рабочих 16 предприятий.
17 февраля забастовали рабочие одного из цехов Путиловского завода. Они требовали повысить зарплату и восстановить уволенных. К ним присоединились другие цеха.
22 февраля Путиловский завод объявил локаут, и все его 36 тысяч рабочих остановили работу и призвали других рабочих к солидарности.
23 февраля в Международный женский день работницы Петрограда протестовали против высоких цен, очередей, отсутствия хлеба в булочных. На текстильных фабриках с утра звучали антивоенные речи, потом работницы бросили работу и пошли звать рабочих соседних заводов присоединиться. Затем вместе они собирали других рабочих. По пути пели революционные песни, выводили из строя трамваи, нападали на полицейских, громили булочные и продовольственные магазины. По данным полиции, 23 февраля бастовало 87 534 человек на 50 предприятиях. Чаще требовали: «Хлеба!»
24 февраля утром рабочие пришли в цеха, но после собраний снова вышли на улицу. Бастовали 200 тысяч человек. Стычки с полицией учащались. Множились призывы против войны и правительства. К рабочим присоединились студенты.
23-24 февраля в Петрограде насчитали 69 уличных политических демонстраций.
25 февраля бастовало 300 тысяч человек. В протест влились ремесленники, служащие, интеллигенция. Полиция ходила по улицам лишь группами. Преобладали лозунги против войны и правительства, за восьмичасовой рабочий день, за республику и Учредительное собрание. Народ захватил Невский проспект. Стали говорить, что идет революция.
25 февраля в протестах впервые появились партийные политические призывы.
26 февраля, в воскресенье, число бастующих сохранялось. Полиция стреляла в толпу, особенно на Невском проспекте. Но толпа рассеивалась, чтобы собраться, когда стрельба стихнет. Начался разгром полицейских участков. Возникли волнения в гарнизоне.
25–26 февраля 70% протестующих в Петрограде были рабочие-металлисты.
27 февраля весь рабочий Петроград вышел на улицы. С утра звали солдат примкнуть, и после полудня солдаты покинули казармы. Шли вооруженные стычки с полицией, жгли полицейские участки, из тюрьмы освобождали политических заключенных. Oдин полицейский сообщал, что услышал от извозчика: «Завтрашний день извозчики публику постоянно возить не будут, а будут возить только руководителей беспорядков».
В ночь на 28 февраля на Сестрорецком оружейном заводе рабочие изъяли со склада 15 тысяч винтовок и 190 тысяч патронов. В дни Февральской революции рабочие Петрограда взяли из военных цейхгаузов до 40 тысяч винтовок и 30 тысяч револьверов.
С 23 по 28 февраля в Петрограде насчитали 899 стачек и 732 тысячи их участников.
Экономика после Февраля
За 1917 год промышленное производство в России снизилось на треть. Оборудование было изношено. Обострилась нехватка топлива и металла. Выплавка чугуна и стали, добыча угля, выпуск машин сокращались. В марте в Донбассе добыли 150 млн пудов угля, в июле – 119, в сентябре – 110. Добыча нефти в Бакинском районе упала с 24,8 млн пудов в январе до 18,9 в ноябре. В черной металлургии весной работали 42 домны, к концу октября – 33. Производство невоенных товаров сократилось еще больше. Выпуск тканей в уменьшился в 4 раза по сравнению с 1913 годом. Топливный голод поразил транспорт: среднесуточная погрузка на железной дороге за январь-сентябрь упала до 19 500 вагонов –  это на 22% меньше, чем в 1916 году. Вагоны и паровозы выбывали из строя, и заменить их было нечем. Призыв в армию снижал качество работы: выработка женщин, подростков и военнопленных (треть рабочих Донбасса и Урала) была вдвое меньше средней. Финансы были расстроены: банкиры Англии и Франции снизили кредиты, «Заем Свободы» не разошелся, и правительство печатало деньги, не обеспеченные товарами: в апреле – 476 млн рублей, в сентябре – почти 2 млрд рублей.
Государственный долг России (на 1 января): 1914 – 8,8 млрд. руб., 1915 – 10,5, 1916 – 18,9, 1917 – 33,6. К 1 июля 1917 года долг государства достиг 43,9 млрд рублей.
Развал экономики уменьшал число рабочих. Без снабжения и кредитов предприятия закрывались. С марта по октябрь было закрыто 799 заводов, фабрик, шахт, рудников. Нередко хозяева останавливали предприятия, чтобы уволить требовательных рабочих.
Ухудшалась доставка продовольствия. Временное правительство ввело хлебную монополию, но не обеспечило продразверстку. Более половины излишков хлеба прятали спекулянты. К октябрю хлебозаготовки еще снизились, и рабочие недоедали. Рост цен опережал рост зарплаты. По данным Московской Биржи Труда, с февраля по октябрь средняя зарплата выросла на 53%, цены на товары первой необходимости – на 112 (на ржаной хлеб – на 150, на картофель – на 175, на одежду и обувь – на 170).
-

1917, конец февраля. Петроград. Рабочие, солдаты и матросы
-
Март
После Февраля рабочие считали, что революция должна поднять уровень их жизни, что они должны «жить как это достойно рабочего и свободного гражданина».
Первым делом рабочие уничтожали «черные списки» склонных к протесту. На фабрике Торнтона сожгли картотеку отдела кадров – директор уверял, что там нет политического смысла, но рабочие увидели при фамилиях пометки на английском языке и не поверили.
3 марта собрание рабочих Выборгского района призвало Совет свергнуть Временное правительство и объявить себя «Временным революционным правительством».
4 марта многие рабочие Петрограда бастовали, чтобы вернуться к станкам, только если исполнят их требования: восьмичасовой рабочий день, удаление администрации, управление заводом на выборных началах, повышение оплаты труда и др.
10 марта Совет и Петроградское общество фабрикантов и заводчиков согласились разрешить восьмичасовой рабочий день и фабрично-заводские комитеты. Говорили, что хозяева признали завкомы, чтобы с их помощью смягчать крайние запросы.
Рабочие избирали комитеты предприятия (фабкомы, завкомы, фабзавкомы, ФЗК) на общем собрании. Основными задачами ФЗК стали: восьмичасовой рабочий день, повышение оплаты труда, охрана предприятия, снабжение, чистка кадров администрации (собрания рабочих решали, кого уволить, и выгоняли тех, кто грубил, доносил, мешал собираться, не справлялся с делом). Фабзавкомы создавали отряды рабочей милиции для охраны завода и собраний. Позже ФЗК собирали советы: районные, городские и т.д.
16 марта после совещания предпринимателей у министра торговли и промышленности правительство отложило ввод восьмичасового рабочего дня до Учредительного собрания. Предприниматели заявили, что это не вопрос согласия с рабочими, а государственное дело. Но с марта по октябрь восьмичасовой рабочий день ввели на большинстве предприятий страны, чаще «явочным порядком»: через восемь часов прерывали работу.
В марте в стране было закрыто 74 предприятия. В Московском промышленном районе уволили 50 тысяч рабочих. Поэтому рабочие начали опасаться локаута и вмешиваться в управление: охраняли имущество завода, следили за производством, снабжением, вывозом изделий. На госпредприятиях рабочие пытались управлять производством.
На Ижорском заводе избрали Совет рабочих из 50 человек, в том числе 6 инженеров, и они отстранили начальника завода адмирала Воскресенского и управляли несколько дней, пока не поняли, что не справляются, и вернули заводу прежнюю власть.
Случаи ареста и удаления рабочими администрации предприятия (данные Временного правительства по стране, 1917 год): в марте – 59, в апреле – 5, в мае – 0, в июне – 4, в июле – 5, в августе – 17, в сентябре – 21, в октябре – 16.
В революции у рабочих было три главных требования: 1) "хлеб" (повышение зарплаты), 2) права (улучшение условий труда) и 3) власть (участие в управлении предприятием) –
1) В марте рабочие добились роста оплаты (до 50%) и расценок труда. Им оплатили и «дни революции до 7 марта» (когда их не было на работе). Тогда же требовали: выдавать зарплату каждые две недели; повысить оплату сверхурочной работы; упразднить сдельную оплату; установить минимальную зарплату; продавать рабочим по себестоимости забракованные изделия; снабжать предприятие продовольствием; ввести налоги на капитал и военные прибыли, чтобы эти средства шли на нужды рабочих.
2) Первые требования по условиям труда: восьмичасовой рабочий день, уничтожение «черных книг», отмена штрафов, отмена обысков, вежливость администрации, обращение к рабочим «на вы», страхование труда, кассы взаимопомощи, медпомощь, право на собрания без разрешения и участия администрации, право на забастовки, митинги, выпуск листовок и газет, просвещение и отдых, право на увольнение начальника за жестокость, оскорбления, брань и произвольные наказания, увольнение нежелательных сотрудников, вооружение рабочих для самозащиты, создание рабочей милиции и Красной гвардии.
3) Требования по управлению: выборы управляющих; охрана предприятия и его имущества; участие в принятии норм и расценок; участие в снабжении сырьем и топливом; контроль рабочих за производством, распределением, порядком, финансами, наймом и увольнением; право удалять администрацию; право создавать завкомы; право завкома представлять рабочих перед администрацией, хозяевами и правительством.
В марте рабочие добились роста оплаты и лучших условий труда, но их попытки управлять хозяева расценивали как покушение на собственность, а рабочие, в свою очередь, видели в отпоре работодателей угрозы – и так развернулась борьба за договор о правах и собственности рабочих и предпринимателей. Обе стороны часто не уступали, и многое зависело от других сторон: власти (правительства) и общества (партий)…
После февраля число стачек падало: с марта до июня в стране насчитали 347 стачек, и бастовали 153 974 рабочих, в среднем в 4 раза меньше, чем в январе и феврале.
Апрель
В марте-апреле в Петрограде возникло около 30 профсоюзов (в них – 200 тысяч человек).
Комитет Путиловского завода заявил: «Рабочие готовятся к тому времени, когда частная собственность на фабрики и заводы будет уничтожена, и орудия производства вместе со зданиями, воздвигнутыми руками рабочих, перейдут в руки рабочего класса».
Собрание 5 тысяч рабочих и солдат на Выборгской стороне единогласно решило ввести налог на капитал и вооружить рабочих. На многих заводах рабочие осудили «Заём Свободы» как сбор денег с бедняков и потребовали ввести налог на военные прибыли.
Правительство начало готовить «разгрузку»: вывоз заводов Петрограда вглубь страны.
Рабочие говорили, что их уволят под предлогом нехватки сырья и топлива.
На ряде государственных предприятий рабочие решили, что они принадлежат народу, и отстаивали свое участие в управлении, но к середине апреля после неудачных попыток управлять ограничились «контролем» за администрацией.
На Адмиралтейском судостроительном заводе рабочие дали завкому право контроля, в том числе заботу о составе администрации, оборудовании, ходе заказов и финансах. 15 марта завкому поручили еще покупку для завода инструментов, металла. Но через две недели завком решил ограничиться надзором и правом удалять работников управления. 7 апреля на общем собрании рабочие отменили выборы административного персонала.
15 апреля конференция госпредприятий Петрограда приняла положение о фабзавкомах: «Не желая брать на себя ответственность за техническую и административную организацию производства в данных условиях до полной социализации общественного хозяйства, представители общезавкома входят в заводоуправление с правами только совещательного голоса».
С середины апреля рабочие требовали, чтобы государство управляло экономикой, ибо «рабочий контроль ведет к государственному». Ленин писал об этом в «Апрельских тезисах»: «Не «введение» социализма, как наша непосредственная задача, а переход тотчас лишь к контролю со стороны С. Р. Д. за общественным производством и распределением продуктов».
Апрельская конференция РСДРП(б) выдвинула свои требования: национализация банков и ряда предприятий (нефть, металлургия, уголь, сахар, транспорт); рабочий контроль над производством и распределением; правильный обмен между городом и деревней (кооперативы плюс продкомитеты); правильное распределение рабочей силы на производстве; отмена коммерческой тайны; борьба с локаутами.
Предприниматели жаловались, что запросы рабочих снижают производительность труда, и Петроградское общество фабрикантов и заводчиков провело опрос. По опросу, 10-15 апреля из 34 владельцев механических заводов 10 указали, что производительность труда повысилась или не изменилась; 15 отметили ее снижение из-за недостатка сырья и топлива, 9 объяснили спад производительности восьмичасовым рабочим днем.
20-21 апреля в стычках с толпой погибли рабочие, и завкомы стали укреплять Красную гвардию. 22 апреля завком Оптико-механического завода решил вооружать рабочих, и общее собрание выработало устав Красной гвардии (напечатан 28 апреля в «Известиях»).
22 апреля общее собрание обувной фабрики «Скороход» запросило у Совета 500 винтовок и 500 револьверов для Красной гвардии: «Тогда не будут рвать красные флаги».
23 апреля закон Временного правительства ограничил права рабочих комитетов: эти права «обсуждаются в совместном заседании комитета и представителей администрации заведения и устанавливаются взаимным соглашением обеих сторон». Закон вызвал конфликты:  на многих предприятиях рабочие создавали свои правила и инструкции.
28 апреля в думе Петрограда конференция по созданию Красной гвардии собрала 158 делегатов от 90 предприятий, где работали 170 тысяч человек. Решили приостановить создание городской Красной гвардии, но на местах не отказываться от нее.
В марте-апреле в России рабочие победили в 64 из 70 стачек за повышение зарплаты.
В провинции стачки нарастали медленнее, чем в крупных центрах. На Урале в марте-апреле насчитали всего 4 стачки, в июле-октябре – 200.
-

1917. Петроград. Рабочие и служащие Монетного двора отмечают 1 Мая
-
Май
В начале мая росли цены, и рабочие больше бастовали, особенно в провинции – выделялся Донбасс. Вспышка стачек произошла на Урале: там рабочие жаловались на простои, условия труда и быта, притеснения, а в ходе стачек иногда выводили из строя станки, избивали представителей администрации, захватывали земли и леса.
Владельцы стали чаще продавать предприятия или сокращать производство. Газета «Новое время» писала, что они продают заводы и отсылают капитал за границу, чтобы перебраться туда по пословице: «Где сокровище мое, там и сердце мое». В Петрограде профсоюз текстильщиков выяснил, что промышленники закрывают счета и вывозят в Финляндию товары, сырье и части станков, а на ряде фабрик сократили рабочую неделю. На одной фабрике администрация обещала урезать производство из-за нехватки хлопка, но сырье фабрики грузили на баржи и увозили. Еще сообщали, что британский заводчик Мункен выехал в Финляндию якобы для закупки катушек, но оказался в Англии, где его догнали партнеры и управленцы – перед тем они опустошили сейф предприятия.
В этой связи говорили, что заводчики шли на уступки, чтобы переждать напор рабочих, а потом всё вернуть, и медлили исполнять обещания, увольняли зачинщиков, расстраивали производство, прятали и вывозили материалы, выводили финансы и останавливали или закрывали заводы. Были случаи, когда хозяева поджигали свои предприятия.
«Торгово-промышленная газета» выявила, что с апреля 54 предприятия из 75 закрыты под предлогом лишних запросов рабочих в оплате труда, 21 – из-за снабжения. Газета «День» делала вывод: «если в некоторых случаях эти закрытия мотивированы нехваткой сырья, то во многих других целью являлось запугать рабочих и Временное правительство».
«Рабочая газета» писала: «Заводы не ремонтируются, изношенные части не заменяются новыми, запасы сырых материалов и угля не возобновляются, работы ведутся спустя рукава. Предприниматели… сокращают производство, рассчитывают рабочих под предлогом недостатка металла, угля, отсутствия заказов, конкуренции импортов».
Журналист Джон Рид рассказывал: «Секретарь петроградского отдела кадетской партии говорил мне, что экономическая разруха является частью кампании, проводимой для дискредитирования революции. Один союзный дипломат, имя которого я дал слово не упоминать, подтверждал это на основании собственных сведений. Мне известны некоторые угольные копи близ Харькова, которые были подожжены или затоплены владельцами, московские текстильные фабрики, где инженеры, бросая работу, приводили машины в негодность, железнодорожные служащие, пойманные рабочими в момент, когда они выводили локомотивы из строя...» («Десять дней, которые потрясли мир»).
В середине мая Исполком Петроградского Совета принял план государственного регулирования производства, распределения и финансов. Но два дня спустя министр торговли и промышленности Коновалов подал в отставку из-за этого плана. На Съезде военно-промышленных комитетов он осудил «непомерные требования рабочих» и предупредил, что «мы будем свидетелями закрытия десятков и сотен предприятий». Промышленники отвергали государственное регулирование экономики. Кроме того, общества фабрикантов и заводчиков Петрограда и Москвы призвали предпринимателей России дать отпор «вмешательству заводских комитетов в дела предприятий».
В мае крепло движение за рабочий контроль. Рабочие искали защиты от кризиса, но еще редко требовали надзора за администрацией и доступа к документам. Петросовет изучил «случаи контроля» в мае-июне на 84 предприятиях и установил, что в 24,5% случаев контроль затрагивал производство, в 8,7% – финансы и продажи, в 24,6% – условия труда, в 24,1% – наём и увольнение, в 7,5% – охрану предприятия. Все эти вопросы рабочие объявили делом фабзавкомов, частью «демократизации фабрично-заводской жизни».
19 мая ПК большевиков впервые призвал к рабочему контролю на предприятиях.
29 мая конференция фабзавкомов Харькова предложила инструкции для фабзавкомов, которые потом использовали на многих предприятиях страны. Фабзавкомы брали на себя охрану и производительность труда, контроль «над всеми частями производства».
С 30 мая по 3 июня прошла Первая конференция фабрично-заводских комитетов
Петрограда – 568 делегатов от 367 предприятий, где работало 337 тысяч человек.
Перед конференцией рабочие созвали совещание о топливе и сырье, и многие послали делегации на Донбасс и в другие области, чтобы найти сырье и топливо и ускорить его  доставку – завкомы спасали заводы сами: рассылали гонцов за топливом, брали его в долг, проверяли склады и места его добычи, узлы дорог, где могли задержать поставки, вели переговоры с чиновниками о заказах и финансах – и находили нефть, уголь, заказы и деньги. Но на конференции Ленин упрекнул фабзавкомы в том, что они вместо борьбы за права, как «мальчики на побегушках», ищут для капиталистов топливо и заказы.
Из выступлений на Первой конференции фабзавкомов:
Завком меднопрокатного завода Розенкранца: «Первыми шагами комитета была борьба за улучшение расценок труда, что и было достигнуто… Завод весьма неудовлетворительно был обеспечен топливом, и только поездкой представителя заводского комитета на юг удалось наладить дело… С другой стороны, образовались целые залежи готовых заказов, которые отказались принять заказчики. Заводской комитет принял на себя урегулирование этого дела… За недостатком кирпича наблюдалась остановка горнов в литейной мастерской, и только благодаря вмешательству комитета удалось достать необходимое».
Делегат от завода Бенуа: «Хозяин объявил, что нет денег и вышвыривает 500 человек… Из цифровых данных видно, что производство растет, а денег у предпринимателя нет».
Рабочий Наумов: «Контроль не есть еще социализм и даже не взятие производства в свои руки, но это уже выходит из рамок буржуазного строя. Не социализм мы предлагаем ввести, нет, а взяв власть в свои руки, мы должны повести капитализм по тому руслу, по которому он сам себя изжил бы».
Июнь
В первые полгода число рабочих в стране выросло на 12%, но потом росла безработица.
1 и 2 июня Всероссийский съезд представителей торговли и промышленности отверг регулирование экономики государством. П.П. Рябушинский, банкир и промышленник, объяснял: «В Европе государство… получает всю полноту контроля, против чего мы не возражаем. Но мы боимся, что такой контроль невозможен в России…  доколе наше правительство само продолжает находиться в положении подконтрольном». На съезде говорили, что участие государства в производстве – помощь рабочим в ущерб делу.
В начале июня на Первой конференции ФЗК Петрограда рабочий Животов сказал, что саботаж промышленников в Донбассе и в текстильной отрасли указывает, что буржуазия готова вызвать «голодные бунты и анархию, а потом объявить диктатуру и с помощью военной силы расправиться с анархией, а заодно и с революцией». Там же делегат Цейтлин призвал управлять производством: «Заводские комитеты должны осматривать закрывающиеся заводы, чтобы приспособить их для иных целей».
В июне рост цен превысил подъем зарплаты в марте, и рабочие требовали прибавки.
8 июня забастовали цеха Путиловского завода. 19 апреля директор завода подтвердил новые расценки труда, но позже совет директоров отменил надбавку. Завком обращался в министерства (завод был под контролем государства), но тщетно. 13 июня на завод прибыл замминистра труда Гвоздев и поддержал рабочих. Но совет директоров завода уговорил его отложить меры до тарифного соглашения профсоюза с обществом фабрикантов. Тогда путиловцы решили бастовать и вооружаться. 18 июня они вышли на демонстрацию со знаменем: «Нас обманули! Товарищи, готовьтесь в борьбе!»
В июне рабочие начали борьбу с планом «разгрузки» Петрограда. Причиной перевоза предприятий в провинцию власть объявила нужду в близком сырье и продовольствии.
Из решения митинга 700 рабочих Кожевниковской текстильной фабрики: «Фабриканты и заводчики разгрузкой намереваются сослать за Урал по этапу часть революционного пролетариата…». На другом собрании предложили «разгрузить город не от рабочих, а от биржевых дельцов, чиновников и других праздно шатающихся по Невскому проспекту».
Против «разгрузки» был развал транспорта: вывоз заводов требовал 200 тысяч вагонов, и говорили, что дешевле возить сырье и топливо на предприятия, а не наоборот. Срок запуска производства на новом месте заводчики не называли и уверяли, что до января 1919 года не успеют. Из-за отпора рабочих правительство отложило разгрузку.
В июне рабочий контроль стал орудием в борьбе за власть на предприятии.
2 июня директор завода Лангезипена объявил о закрытии предприятия. Он сказал, что производство упало на треть, от госзаказов убытки в 10 миллионов и денег нет, а всё это от восьмичасового рабочего дня, роста цен и нехватки топлива и сырья. По просьбе рабочих ЦС фабзавкомов установил, что за короткий срок завод трижды сменил владельца. Когда это узнали,  директор сообщил, что занял у знакомого 450 тысяч и запустит производство. Но 5 июня завком ввел свой контроль: объявил, что для отправки с завода изделий, сырья и материалов нужно его согласие и приказы его обязательны для всех, а для приказа администрации нужна санкция завкома.
Газета «Известия» рассказала, что в ЦС фабзавкомов поступали жалобы на закрытие предприятий хозяевами якобы из-за убытков и отсутствия средств, но при проверке часто раскрывали хитрые «махинации капиталистов, направленные на локаут».
Рабочие стали чаще вводить свой контроль, чтобы сохранить рабочие места. Но даже если они захватывали предприятие, то не объявляли себя хозяевами, а просили о помощи правительство. Фабзавкомы не хотели подменять собой администрацию.
В конце мая администрация завода Лебедева отвергла требование повысить зарплату, и профсоюз убеждал рабочих взять управление заводом, но завком не согласился. 3 июня на собрании рабочих завком спросил, где они возьмут деньги на зарплату и будет ли подчиняться им технический персонал, и рабочие отказались от захвата завода.
18 июня в Петрограде, Москве, Минске и других городах рабочие несли лозунги против «министров-капиталистов», но министр труда остерег их: «Товарищи рабочие, помните не только о своих правах, не только о своих желаниях, но и возможностях их реализации…».
27 июня в текстильной отрасли начались переговоры о новом коллективном договоре, но тянулись два месяца. Промышленники отвергали требования профсоюза. Два дня прошли в жестких переговорах о том, чтобы хозяева давали рабочим кипяток для чая: хозяева уступили, но сказали, что «только в силу исключительных обстоятельств».
-


                                         ( продолжение следует )
но похож  ;), Не я

Крестьянская революция 1917 года

«А как ныне имя наше властию всевышней десницы в России процветает, того ради повелеваем сим нашим имянным указом: кои прежде были дворяне в своих поместьях и вотчинах, – оных противников нашей власти и возмутителей империи и раззорителей крестьян, всячески стараясь ловить, казнить и вешать, и поступать равным образом так, как они, не имея в себе ни малейшего христианства, чинили с вами, крестьянами. По истреблении которых противников злодеев-дворян всякой может возчувствовать тишину и спокойную жизнь, коя до века продолжатца будет»
                                                                          Емельян Пугачев
                                                        (из манифеста Петра Третьего от 28.07.1774)
-

На пути к революции
В XVIII веке по закону землей владели только дворяне. Крестьяне часто восставали против власти и помещиков. Кроме бунтов, их гнев выражался в нарушении прав помещиков (браконьерство, потравы) и уклонении от налогов и повинностей. Народные сказки, песни, пословицы, поговорки и анекдоты унижали и высмеивали помещиков.
В 1861 году было отменено крепостное право, и крестьянские общины, в основном, стали арендовать землю у помещиков. Постепенно земля переходила от дворян в собственность крестьян (общин и единоличников) и богатых купцов.
В начале XX века в России преобладало сельское население, но у него не было свободы отстаивать свои интересы. Развивалось частное хозяйство, но мешали феодальные порядки. Образ власти и помещиков в глазах крестьян резко ухудшался: над царем начинали смеяться, а помещика называли угнетателем, паразитом и бездельником.
С февраля В 1902 году по России прокатилась волна крестьянских выступлений, особеннно в губерниях, где земли помещиков были обширными: Орловской, Курской, Саратовской, Пензенской, Рязанской, Киевской, Черниговской… Только в Полтавской и Харьковской губерниях в марте-апреле 1902 года бунт охватил 165 селений, было разрушено 105 помещичьих имений. Крестьяне захватывали земли помещиков, взламывали амбары и вывозили зерно, жгли усадьбы и открыто сопротивлялись полиции и войскам. В ряде случаев крестьяне захватывали земли и торопились их запахать и засеять в надежде, что отобрать ее не посмеют.
Из телеграммы помещика министру внутренних дел (1 апреля 1902 г., Полтавская губ.):
«Несколько дней совершается систематический грабеж крестьянами помещичьих хлебных запасов, грабят же неимущие. Обыкновенно являются в усадьбу поголовно целые соседние деревни с подводами, с мешками, в сопровождении жен, детей, врываются в усадьбу, требуют ключи от амбаров, при отказе отбивают замки, нагружают в присутствии хозяина подводы, везут к себе... В дома не входят, но что попадается в амбарах сверх хлеба, все забирают".
Власть тогда жестоко подавила движение: суду было предано 1092 крестьянина. Но были и уступки: в марте 1903 года ликвидирована круговая порука, в августе 1904-го отменены телесные наказания крестьян.
На 1905 год крестьяне (общины и единоличники) владели 61,8% частной земли.
В 1905-1907 годах наказы с мест Крестьянскому союзу настойчиво требовали передачи всей земли в собственность крестьянских общин.
В 1905 году крестьяне начали стихийно захватывать земли помещиков. По подсчетам, за 1905-1907 годы в европейской России было уничтожено до 4 тысяч дворянских усадеб (10%  их общего числа), больше всего – в Саратовской, Самарской, Тамбовской, Курской, Киевской и Черниговской губерниях. Крестьяне, по их словам, сжигали постройки, чтобы выдворить помещика из деревни хотя бы на два-три года. По сообщениям с мест, "людей не убивали" - «полное отсутствие случаев насилия над личностью как самих землевладельцев, так и экономических служащих» (Тамбовская и Воронежская губернии). Кровь тогда лилась крестьянская: полиция и войска сурово карали "зачинщиков".
Из приказа министра внутренних дел П.Дурново киевскому генерал-губернатору:
«...Немедленно истреблять силою оружия бунтовщиков, а в случае сопротивления сжигать их жилища... Аресты теперь не достигают цели: судить сотни и тысячи людей невозможно».
Позже, однако, были уступки: в ноябре 1905 года объявили о прекращении взимания выкупных платежей с 1907 года и об уменьшении наполовину их суммы в 1906 году. Но недоимку прошлых лет крестьяне выплачивали до 1917 года...
Идея «чёрного передела» (захвата земли) шла от обычая раз в несколько лет перераспределять землю общин между хозяйствами (равнения, переделы), по переменам в числе едоков. При этом издавна ходили слухи о грядущем «равнении всей земли».
В начале XX века крестьяне и ряд экономистов считали, что отмена частной собственности на землю, пригодную для обработки, обеспечит землей всех.  Но по мнению Столыпина, в стране не было пахотных земель, чтобы прокормить прирост населения, и отъём помещичьих земель не помог бы, но надо было повышать урожайность и развивать промышленность, чтобы переселять крестьян в города. Критики отмечали, что реформа Столыпина уводила крестьян от борьбы с помещиками к дележу земель общины. В 1906–1917 годах, по этой реформе, надо было переселить 25 млн крестьян за Урал, где помещиков нет, а земля в избытке. К 1917 году переселили 3,1 млн. Из них 344 тысячи вернулись обратно.
С 1914 года мировая война быстро озлобила крестьян. Из-за призыва в армию на селе не хватало рабочих рук, посевы сокращали, и уровень жизни падал. В августе 1915 года правительство стало закупать хлеб на военные нужды по твердым ценам. В декабре 1916 года правительство ввело хлебную разверстку: обязательные поставки от губерний, сел и хозяйств по твердым ценам. Крестьяне считали разверстку непосильной, а цены закупок заниженными: у них не хватало денег на необходимые товары. Кроме того, крупные держатели хлеба утаивали запасы, завышали цены, спекулировали и доводили до голода неимущих в городе и в деревне. Продовольственный кризис приближал революцию.
Перед 1917 годом большая часть земли переходила в руки крестьян. В 1916 году, по переписи, доля помещичьих земель – 26,9% площади посева 1913 года. Пять шестых товарного зерна поставляли крестьянские хозяйства. В 1917 году хозяйство помещиков уже не играло важной роли в экономике, но мешало крестьянам: борьба с помещиками шла за условия труда и сбыта урожая. В европейской части России крестьяне арендовали у помещиков 37 миллионов десятин, около 60% всей частной земли, и ежегодно платили за аренду 400 миллионов рублей. Для крестьян помещик оставался лишним посредником между их трудом и его результатами.
-

-
Хлеб Временного правительства
Временное правительство пыталось продолжать царскую продразвёрстку: передачу государству всего хлебного запаса (кроме нужного для питания и хозяйства владельца).
25 марта 1917 года был принят закон «О передаче хлеба в распоряжение государства»: свободный рынок хлеба упразднялся, излишки сверх норм подлежали изъятию по твердым ценам, для потребителей ввели нормированное распределение по карточкам.
Но крестьян не устраивали низкие цены закупок. Хлеб утаивали и крупные биржевые спекулянты, торговцы и землевладельцы, в том числе связанные с правительством. Правительство повело себя нерешительно и не смогло наладить даже учёт хлеба. Заготовки хлеба в апреле – 27% плана, в мае – 70%, в сентябре – 30%, в октябре – 19%.
С июня 1917 года хлебные пайки в городах несколько раз сокращались.
В июле голод охватил армию, и резко возросло дезертирство. Многие солдаты убегали с фронта домой, чтобы помочь голодающим родным. Карточный паек в Петрограде для занятых физическим трудом: хлеба 1,5 фунта в день, крупы 3 фунта в месяц, мяса 1 фунт в неделю, масла 3/8 фунта в неделю и 5 яиц в неделю.
В августе нормы хлеба в Петрограде и Москве дошли до 220 граммов в день на человека. Снабжение городов падало, рынки пустели, нехватка хлеба по всей стране подталкивала рабочих и служащих к забастовкам, начинались голодные беспорядки. Между тем прибыли крупных спекулянтов хлебом росли астрономически.
Правительство не наладило поставки продовольствия: оно только обещало контроль, но купцы требовали свободы торговли, и правительство уступало бирже.
20 августа министр продовольствия разослал директиву «взять в деревне хлеб»: «В случае нежелания сдавать хлеб должны быть применены меры принудительные, в том числе вооруженная сила». Хлеб стали брать силой, со стрельбой, но приказ касался только «крупных владельцев, а также производителей ближайших к станциям селений» – взять хлеб у основной массы крестьян правительство не надеялось.
Осенью 1917 года крестьяне говорили на сходах: «В осмотре хлеба у нас отказать, ввиду того, что весной 1917 г. нами было ссыпано много хлеба для войск, а своим крестьянам осталось очень мало». Крестьяне жаловались на то, что «на хлеб есть твердые цены, а на мануфактуру и другие промышленные товары их нет». Настрой крестьян охватывал и политику: «Городам хлеба не дадим, потому что не хотим кормить буржуев и зарвавшихся рабочих; не дадим хлеба и армии, потому что так быстрее кончится война» .
К осени продовольственный кризис охватил всю европейскую Россию и фронт.
В сентябре-октябре уже по всей России в городах пошли голодные бунты.
-

-
1917, февраль – октябрь
Временное правительство сразу оказалось перед выбором: крестьяне требовали землю помещиков, а помещики соглашались отдать ее только за деньги. Правительство объявило, что вопрос решит Учредительное собрание, и успокаивало крестьян обещанием земли, а помещиков – обещанием выкупа за нее. Но обе стороны боялись опоздать и спешили: помещики продавали землю, а крестьяне захватывали…
В 1917 году 134 000 помещиков владели 80 миллионами десятин, из них богатейшие 30 тысяч владели 70 миллионами десятин. На своих съездах помещики заявляли, что государство достаточно богато, чтобы заплатить им каких-нибудь 12 миллиардов рублей. Против отъёма земли выступали и банкиры: банки выдали под землю 4 миллиарда рублей и хотели еще обсудить с помещиками и правительством цену сделки.
Крестьянская революция 1917 года развертывалась по образцу 1905 года, насилием с обеих сторон, но масштабы и темпы событий намного возросли.
В марте 1917 года крестьяне стали требовать пересмотра аренды помещичьих земель и других перемен на селе. В центре страны и на среднем Поволжье, где землевладельцы доводили деревню до нищеты, начались захваты помещичьих земель и разгромы усадеб.
В апреле министерство земледелия насчитало 205 «аграрных беспорядков» в 42 из 49 губерний европейской части России. К началу полевых работ в некоторых местах помещичьи имения были сметены (например, в Ранненбургском уезде Рязанской губернии). Кроме того, по сути захватом земель был повсеместный отказ крестьян платить помещикам за аренду их земли. Правительство, чтобы скрыть суть дела, приписывало первые захваты помещичьих и монастырских земель дезертирам с фронта.
С апреля 1917-го по 1 января 1918 года Крестьянский Совет послал из Петрограда в деревню 1395 агитаторов с мандатами; столько же выехало без мандатов. Делегаты объехали 65 губерний и уговаривали крестьян ждать Учредительного собрания.
В апреле одно тамбовское село послало Временному правительству знаменитую телеграмму: «Желаем сохранить спокойствие в интересах добытых свобод, а потому запретите сдавать земли помещиков до Учредительного собрания, иначе мы прольем кровь, а пахать ее другим не дадим».
В мае насчитали 558 «аграрных беспорядков». Крестьяне захватывали земли не только помещиков, но и «отрубников», вышедших из общины. Были и стычки между деревнями.
Мелкие владельцы земли (в стране было  600 000 дворов с участками до 50 десятин) сторонились общины и обычно, как и богатые крестьяне, защищали помещиков, пытались унять бунтарей, и за это их нередко наказывали: хутора сжигали, а имущество отбирали. Но это была малая доля «беспорядков»: по подсчету, с февраля по октябрь у крестьян было 4954 стычки с помещиками и 324 – с крестьянской буржуазией.
Иногда противниками общины были зажиточные крестьяне, но чаще они вели себя осторожно, не противились «миру» и сначала участвовали в общем движении, даже руководили, и только осенью стали отходить от крестьянской войны: не знали, чем это кончится, и у них было, что терять. Отстраниться им не позволяли: были случаи, когда за отказ участвовать в разгроме карали смертью. В разгроме помещиков богатые брали больше других (у них были и лошади, и помощники), однако осенью некоторые скрывались – и возвращались на свои места позже, даже через два-три года.
В мае 1917 года наказы депутатам Всероссийского съезда крестьянских советов требовали полного и немедленного уничтожения частной собственности на землю и передачи ее в трудовое пользование на равных началах. Но в мае-июне I Всероссийский съезд крестьянских депутатов поддержал Временное правительство и согласился с тем, что решить аграрный вопрос должно Учредительное собрание. Правда, в отдельной резолюции съезд прописал будущую реформу: переход всех земель в общенародное достояние без выкупа. До Учредительного собрания съезд предлагал передать все земли местным земельным комитетам.
24 мая министр земледелия эсер Чернов сообщил Крестьянскому съезду, что запретит продажу земли, дабы сохранить ее для раздела Учредительным собранием. Но через день министр юстиции распорядился, чтобы земельным сделкам на местах не мешали.
Съезд возмутился и призвал запретить земельные сделки и «передать все земли без исключения в ведение земельных комитетов с предоставлением им права определения порядка обработки, обсеменения, уборки полей, укоса трав и т. д.». Это выходило за рамки прав тогдашних земельных комитетов. Но съезд также потребовал «самые решительные меры по реквизиции и всестороннему использованию на общественных и кооперативных началах всех сельскохозяйственных машин и орудий». Правительство не приняло тогда этих требований, и крестьяне стали решать вопрос о земле сами.
В июне число «аграрных беспорядков» удвоилось: 1122. В том числе насчитали 516 нападений крестьян на помещичьи имения. Но чаще крестьяне требовали изменить условия аренды земли и запретить ее продажу. Захватывали землю тогда редко.
В июне-июле настрой деревни изменяли солдаты с фронта: делегаты, агитаторы, отпускные и дезертиры. Они часто были вожаками отъёма земель и изгнания помещиков. По подсчету, солдаты возглавляли крестьянские беспорядки: в марте – 1%, в апреле – 8%, в сентябре – 13%, в октябре – 17%.
В июле крестьяне напали на 503 помещичьих имения в 325 уездах. Число нападений росло, и чаще это были захваты лугов, урожая, продовольствия, фуража, пашни, инвентаря; реже – борьба из-за условий найма; еще реже – разгромы имений.
14 июля правительство, наконец, уступило Советам и приняло декрет о запрещении земельных сделок без разрешения земельных комитетов и министра земледелия. Но в те же дни по стране начались аресты земельных комитетов посланниками правительства.
В июле правительство стало подавлять деревенские бунты военной силой. Чаще отправляли казаков – солдаты иногда отказывались усмирять крестьян. В Казанской губернии воинский отряд смирил крестьян арестами и «возрождением порки».
По подсчетам, военные отряды посылали против крестьян: с марта по июнь – 17 раз, в июле и августе – 39, в сентябре и октябре – 105. При этом чем позже, тем чаще солдаты отрядов переходили на сторону крестьян.
В июле-августе число самозахватов уменьшилось из-за полевых работ. Но в июле даже короткий перерыв между сенокосом и уборкой хлебов дал почти 2 тысячи официально зарегистрированных «выступлений, связанных с нарушением земельных порядков».
С июля даже эсеры, которые просили подождать до Учредительного собрания, стали призывать деревню «брать землю».
Из летних сообщений с мест:
– в Таганрогском округе помещики жаловались, что крестьяне захватывают сенокос, отбирают землю, мешают запашкам, назначают свои цены аренды, устраняют хозяев и управляющих;
– по донесению нижегородского комиссара, захваты земель и лесов силой в губернии участились;
– в Шлиссельбургском уезде волостной комитет запретил землевладельцам рубить свой собственный лес;
– в Курской губернии крестьяне поделили между собой удобренные паровые поля своего помещика, министра иностранных дел Терещенко;
– управляющему имения председателя Думы Родзянко волостной комитет приказывал уступить крестьянам покос: «Если вы не будете слушать земельного комитету, будет с вами поступлено иначе, будете вы арестованы»;
– в Орловской губернии крестьяне заявили коннозаводчику Шнейдеру, что не только выкосят в его имении клевер, но и самого «сдадут в солдаты».
В августе шел сбор урожая, и число разгромленных имений уменьшилось на треть. Чаще крестьяне забирали урожай, запасы еды и фуража, захватывали луга, земли и леса.
В августе пензенский комиссар доносил: «Массовое хищение садов и порубки леса... Для ликвидации беспорядков приходится прибегать к вооруженной силе».
В конце августа завершились полевые работы, и запылала настоящая крестьянская война.
К осени из 624 уездов крестьянским движением было охвачено 482 уезда (77%).
Правительство не спешило лишать помещиков земли и говорило лишь об «упорядочении земельных отношений без нарушения существующих форм землевладения», но «русский мужик устал ждать свободы и взял ее в свои руки»: крестьяне делили и запахивали земли, резали и угоняли скот, громили усадьбы, ломали и захватывали орудия труда, забирали и уничтожали запасы, рубили леса и сады… И это были не отдельные случаи, как в мае и июне, а широкое движение.
В сентябре зарегистрировано 279 случаев открытого разгрома имений (восьмая часть всех стычек месяца). Число стычек вокруг имений выросло на треть по сравнению с августом.
В начале сентября председатель правительства Керенский предостерег крестьян против «насильственных действий», а Ленин чуть позже написал: «Либо... вся земля крестьянам тотчас... Либо помещики и капиталисты... доведут дело до бесконечно свирепого крестьянского восстания».
Обычно крестьяне брали землю организованно: созывали сельский или волостной сход, и сход решал взять и разделить землю помещика и назначал сроки. Крестьяне заботились о том, чтобы решение подписали все односельчане. Сходом же делили взятое добро. По сути это был не разгром, а отмена права помещиков на землю, социализация земли.
Но в сентябре-октябре захват помещичьих земель не только разрастался, но и стал неистовым: землю брали с оружием, усадьбы жгли, владельцев и управляющих убивали.
По подсчетам, на 100 стихийных выступлений крестьян организованных было: в апреле – 33, в июне – 86, в июле  – 120, в августе – 62, в октябре – 14.
Жестокость крестьян указывала, что дело – не только в земле (для многих «прирезки» от помещичьих земель были невелики), но и в идее: революция дала свободу, и крестьяне уничтожали свою зависимость, разбивали последние цепи рабства – сносили и сжигали барские имения, «чтобы некуда было возвращаться... – чтобы не были они здесь совсем».
По словам московского крестьянина Кузьмичева, захват добра оправдывали так: «Помещик был наш, мы ему работали, и достояние, бывшее у него, нам одним должно достаться». Наблюдатели замечали, что в старину дворянин увещевал крепостных: «Вы – мои, и все ваше – мое» – теперь крестьяне откликнулись: «Барин наш, и все добро наше».
С 1 сентября по 20 октября отмечено более 5 тысяч выступлений крестьян, в основном, в местах, где землей владели помещики: черноземный центр, Среднее Поволжье, Украина, Белоруссия, Смоленская, Калужская, Тульская, Рязанская , Московская губернии.
Осенью в ряде губерний рос голод, а с ним цинга и тиф, участились самоубийства, и начались разгромы хлебных амбаров. Для голодных роскошные усадьбы сытых дворян выглядели невыносимо, и всё чаще бунт возглавляла беднота.
Из осенних сообщений с мест:
– 3 сентября в Тамбовской губернии власть взял крестьянский Совет. 11 сентября Совет опубликовал «Распоряжение №3» которым все помещичьи хозяйства передавал в распоряжение местных Советов: и землю, и всё хозяйственное имущество.
– В ночь под 8 сентября в селе Сычевка Тамбовской губернии крестьяне с дубинами и вилами обходили дворы и созывали всех громить помещика Романова. На сходе предлагали забрать имение и поделить, но беднота потребовала сжечь усадьбу, и в ту же ночь заполыхала вся волость: за три дня сожгли 24 имения, уничтожили все постройки, вырезали племенной скот, завалили овраги награбленным помещичьим добром, «пьянствовали до безумия». Губернский комиссар телеграфировал: «Крестьяне и неизвестные лица, вооруженные револьверами и ручными гранатами, громят имения в Раненбургском и Ряжском уездах». Только военный отряд прекратил разгром: зачинщиков арестовали, ввели военное положение и запретили собрания.
– Минский крестьянин Новиков вспоминал: «В некоторых местах стали тревожить помещиков по ночам. Все чаще стали гореть помещичьи усадьбы».
– Пензенский крестьянин Бегишев рассказывал: «В сентябре все поехали громить Логвина (его громили еще в 1905 году). К имению и от него тянулась вереница упряжек, сотни мужиков и баб стали угонять и увозить скот, хлеб и пр. Вытребованный Земской управой отряд пытался отбить кое-что из захваченного, но баб и мужиков собралось к волости около 500 человек, и отряд разъехался».
– Крестьянин Гапоненко из Таврической губернии вспоминал, что с последних чисел сентября «крестьяне стали громить экономии, разгонять заведывающих, забирать хлеб из амбаров, рабочий скот, мертвый инвентарь... Даже ставни с окон, двери с построек, полы из комнат и крыши цинковые срывались и забирались».
– Минский крестьянин Грунько рассказывал: «Сперва приходили только пешком, брали и носили, а потом уже позапрягали коней, кто имел, и целыми обозами возили. Не было розмина... Так возили и носили, как начали с 12 часов дня, двое суток днем и ночью без перебива. За эти двое суток очистили все».
– Орловский крестьянин Савченко рассказывал: «Крестьяне захватывали все помещичье имущество, выгоняли помещиков из имений, выламывали в домах помещиков окна, двери, полы, потолки... Солдаты говорили, что если разорять волчиные гнезда, то нужно и волков подавить. Через такие угрозы главные и крупные помещики поскрывались, поэтому убийств помещиков не было».
– Под Рязанью разгром большого имения шел четыре дня, «в грабеже участвовали даже дети», – и Союз земельных собственников довел до сведения министров, что если не будут приняты меры, то «возникнут самосуды, голод и гражданская война».
– 11 октября «Русское слово» сообщало: «В Сердобский уезд отправлено 400 казаков... Эта мера подействовала успокоительно. Крестьяне заявляют, что будут ждать Учредительного собрания».
В сентябре-октябре бунты и погромы шли уже по всей России: город требовал хлеба, а деревня – земли. Правительство посылало войска, и они усмиряли, стреляли и вводили военное положение, но это не помогало, да и войска не всегда шли против крестьян. Уездные комиссары, в свою очередь, боялись защищать крупных землевладельцев. К тому же на местах часто правили волостные комитеты, и комиссары были бессильны: «Мы тебя выбрали, – кричали им крестьяне, – мы тебя и выгоним». По словам нижегородского комиссара, «попытки некоторых волостных комитетов бороться с самовольными действиями крестьян почти всегда оканчиваются неудачей и ведут за собой смену всего состава». Иногда сельская милиция сама участвовала в захватах.
Власть на местах была разнородной. По оценке, губернские комитеты служили правительству, комитеты в уездах колебались между крестьянами и начальством, а волостные комитеты, выбранные крестьянами, становились их орудием. «Крестьяне говорят, что, кроме волостного комитета, они никого не признают, – жаловался в мае начальник милиции Саранского уезда, – все же уездные и городские комитеты работают-де на руку землевладельцам». Волостные комитеты издавали местные законы, определяли арендные цены и заработную плату, ставили в имениях своих управляющих, руководили милицией, забирали землю, покосы, леса, инвентарь, отбирали у помещиков оружие, производили обыски и аресты. Нижегородский комиссар докладывал: «У местного крестьянства укрепилось сознание, что все гражданские законы утратили свою силу и что все правоотношения теперь должны регулироваться крестьянскими организациями».
В конце сентября, чтобы унимать бунты, были образованы «особые комитеты Временного правительства» при губернских комиссарах. В начале октября эсеро-меньшевистский ЦИК Советов поддержал правительство и постановил образовать на местах комиссии, чтобы агитировать против погромов и пресекать беспорядки своими силами.
В октябре число «аграрных беспорядков» выросло на 43% по сравнению с сентябрем.
В октябре крестьяне почти перестали требовать пересмотра аренды земли: они захватывали ее, и пересмотр аренды стал лишь поводом, чтобы изгнать помещика.
Если весной даже захваты угодий принимали вид сделок, теперь крестьяне перешли к открытому захвату помещичьего хозяйства силой. Массовые порубки и потравы были четко нацелены на уничтожение добра помещиков. В октябре особенно обострилась борьба из-за леса: строевой лес стоил дорого, и пришла пора запасаться дровами на зиму, и крестьяне рубили помещичьи леса и захватывали дровяные запасы или поджигали помещичий лес, который не могли использовать.
В октябре зарегистрировано 42% всех случаев разгрома между февралем и октябрем.
-

-
Итоги революции
На 25 октября 1917 года «аграрным движением» было охвачено 91,2% уездов.
С февраля до октября 1917 года крестьяне захватили 15% помещичьей земли.
26 октября 1917 года ленинский декрет «О земле» объявил: «Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без всякого выкупа». По декрету, подлежали конфискации помещичьи имения, а также удельные, монастырские, церковные земли, со всем живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями.
5 января 1918 года Учредительное собрание национализировало помещичью землю: приняло закон, провозглашавший землю общенародной собственностью.
В феврале 1918 года закон «О социализации земли» определил порядок раздела помещичьих, а позже и всех сельскохозяйственных земель, включая крестьянские.
На февраль 1918 года крестьяне захватили до 60% помещичьей земли.
До лета 1918 года «чёрный передел» продолжался…
-

---
Информация отсюда:
В. Данилов. Крестьянская революция в России, 1902 - 1922 гг. -
http://www.patriotica.ru/history/danilov_rev.html
Земельный вопрос в России в 1917 году -
Крестьянские восстания в России -
Крестьянское движение 1917 года -
Крестьянство России в период войны и революции 1917-1920 гг -
Л. Д. Троцкий. Крестьянство Перед Октябрем -
Н. Н. Суханов. Записки о революции -
но похож  ;), Не я

Начало жизни. Шостак, Джойс, Сазерленд


Джек Шостак, Джералд Джойс, Джон Сазерленд, 2014
https://www.simonsfoundation.org/wp-content/uploads/2014/08/simons_life_science_043-copy.jpg
-
На прошлой неделе в Сан-Диего (США) прошла XVIII Международная конференция о начале жизни. Ученые рассказывали друг другу о том, как они пробуют воссоздать это событие. Было жарко...
В науке сейчас идет гонка: кто первый превратит неживое в живое и объяснит, как это случилось на планете Земля 4 миллиарда лет назад. Еще в 1960-е годы ученые обещали, что создадут жизнь через десять лет, но до сих пор говорят то же самое. Сегодня многие считают, что вся нынешняя жизнь произошла от молекулы РНК (хотя возможно, это не первая жизнь на Земле). Среди тех, кто пробует собрать живое из молекулы РНК, выделяются трое, и об их работе - мой рассказ.
-
-
ДЖЕК ШОСТАК
Джек Шостак (Jack Szostak) – биолог, лауреат Нобелевской премии по медицине. Родился в Лондоне в 1952 году. Учился в университетах Канады и США. С 1979 года работал в Гарварде (Harvard Medical School).
С начала 1980-х годов Джек Шостак изучал теломеры (ряды ДНК на концах хромосом) и фермент теломеразу. Вместе с коллегами он установил, что при разделе клетки теломеры помогают копировать и защищать хромосомы. Это открытие стало важным шагом в борьбе с раком и старением, и в 2009 году Шостак и двое его коллег получили за эту работу Нобелевскую премию по медицине. Шостак также построил первую искусственную хромосому, что помогло уточнять место генов и управлять ими – это было использовано в постройке генома человека.
С 1990-х годов Шостак стал изучать молекулу РНК и ее роль в начале жизни на Земле.
В 1960-х годах некоторые химики предположили, что древняя молекула РНК могла и хранить гены, и вызывать реакции. Тогда это не приняли всерьез: считали, что вызывать реакции – работа белков, а РНК лишь хранит гены, нужные клеткам, чтобы строить белки. Но через 15 лет была открыта РНК, вызывающая реакции внутри клетки, рибозим, и возникла новая теория начала жизни: простые клетки еще до ДНК и белков могли взять гены РНК и использовать ее как фермент для обмена веществ и удвоения, а ДНК, белки и сложные клетки развились позже. Эту теорию назвали «Мир РНК».
Шостак принял, что РНК возникла раньше ДНК и белков, и стал строить в лаборатории РНК, которая вызывает свое удвоение. Он научился развивать РНК с заданными свойствами и заинтересовался, как эти реакции могли сами начаться и развиваться на ранней Земле. В этой связи нельзя было обойти и общие вопросы: как основные кирпичи жизни, липиды, нуклеотиды и аминокислоты, собрали клетки, РНК и пептиды? И как клетки развивались, чтобы создать белки?
С 2000-х годов Шостак целиком погрузился в тему начала жизни. В его лаборатории в Гарвардском университете 20 ученых и студентов пробуют создать жизнь из РНК.
По теории «Мир РНК», в первых клетках молекула РНК собирала гены и вызывала действия, а оболочки держали нуклеиновые кислоты внутри и собирали снаружи другие вещества. По Шостаку, теория «Мир РНК» ставит три вопроса: 1) какие связи веществ создали основы жизни, 2) как при верном наборе молекул первые клетки возникали, росли, делились и развивались, 3) какова была тогда среда планеты.
В последние 10-15 лет некоторые ответы на эти вопросы частично были получены. Как показал Джон Сазерленд, средой начала жизни без кислорода могли быть цианиды: в них много тепла, и они умеренно реактивны. Цианиды могли накопиться в водоемe, где горячие ключи крутят снизу воду, вода собирает в камнях ионы металла (чаще железа), выносит их наверх, ионы образуют с цианидами прочный ферроцианид, и его соли за тысячи лет покрывают дно водоема, а когда водоем высыхает, резкий приток тепла (подъем лавы или удар метеорита) превращает эти соли в реактивные вещества, и с возвратом воды они дают все молекулы, нужные для сборки аминокислот, нуклеотидов, сахаров и, возможно, липидов, а потом эти молекулы складывают первые клетки.
По Шостаку, простые молекулы, такие, как жирные кислоты, слипались в тонкие оболочки, которые, в отличие от нынешних клеток, позволяли ионам и молекулам проходить их насквозь без помощи белков, но создавали сферу, где запирали РНК, пептиды и мелкие молекулы. Так оболочка первых клеток копила в себе молекулы типа РНК, и они, как и она, вели обмен веществ, удваивались и передавали свойства потомкам. Среда помогала этим клеткам расти: раствор водоема добавлял молекулам «пищу», цианиды могли дать тепло для удвоения РНК, а волны водоема встряхивали и делили клетки. Поэтому первым клеткам не нужны были белки, чтобы развиваться.
Правда, ученые спорят, нужна ли оболочка для жизни: говорят, молекула РНК могла удваиваться в растворе без оболочки. На это обычно отвечают, что в оболочке удваиваются не все РНК, а свои, а без оболочки нужные молекулы могут уплыть.
Некоторые везикулы (первичные клетки) образовались от тряски жирных кислот в воде, где были соли: они росли добавкой жирных кислот и вытягивались в нити, но не теряли того, что было в них. Они впускали любые молекулы из раствора, в том числе РНК, и нуклеотиды легко собирались в струны РНК, а минералы помогали им. Или раствор остывал, и во льду молекулы сближались и легче связывались. Как удваивались эти струны без ферментов? С 1970-х над этим вопросом работали Лесли Оргел (Leslie Orgel) и его студент Джералд Джойс (Gerald Joyce),но после первых успехов работа зашла в тупик. Тогда ученые, в том числе Шостак, стали изучать, могла ли РНК вызывать удвоение РНК: искали фермент среди РНК…
В последние годы Шостак вернулся к удвоению РНК без ферментов. Между прочим его смущало то, что отдельные нуклеотиды соединялись неверно, но в 2013 году сотрудники его лаборатории Matt Powner и Aaron Engelhart показали, что и в гуще неверных связей возникают верные, и более того, неверные связи помогают достроить верные.
Команда Шостака изучает и среду роста клеток. Однажды его студент создал оболочку везикулы (первичной клетки) из жирных кислот, добавил фосфолипиды, и везикулы стали расти быстрее за счет соседей, у которых нет фосфолипидов. Стало ясно, что с ферментом сборки фосфолипидов протоклетки могли расти лучше, чаще удваиваться, развиваться, а потом могли добавить себе новые задачи: удваивать ферменты и т.д.
В 2015 году Шостак и его группа (Neha Kamat и др.) открыли, что из-за разницы в электрическом заряде короткие пептиды из семи аминокислот могли приклеить РНК к оболочке клетки и укрепить ее внутри, и таких пептидов могло быть много. Это открытие показало, как оболочка и РНК могли сложить первые клетки на Земле, простые, из пептидов и коротких нитей нуклеиновых кислот, таких, как РНК.
Изучение молекул помогает ученым лучше понять среду ранней Земли и заставляет изменять образ древней планеты и ее перемен, и Шостак тоже прошел этот путь.
В 2015 году он выстроил свою новую картину начала жизни на Земле.
Шостак тогда рассказал, что по последним данным, жизнь началась в мелких прудах или озерах с горячими ключами, где холод сверху (как зимой в горячих водоемах)  остужал клетку до того, как ее РНК распадется от жары, а мощный удар энергии мог заставить РНК начать удваиваться. Дожди наполняли эти водоемы свежей водой, в которой простые жирные кислоты могли сложить тонкие оболочки клеток (в соленой воде океана эти оболочки быстро разрушились бы), и в густой смеси молекул первые клетки росли, нагревались и делились, жар снизу крутил воду и связывал молекулы РНК в двойную спираль, они быстро поднимались и остывали на холодной поверхности воды, потом опускались и снова нагревались, и что-то разводило их нити так, что они могли удвоиться снова, и поток горячей воды много раз резко бросал клетки наверх, в холод, оболочки из жирных кислот впускали в клетки «пищу», и молекулы в клетках удваивались и развивались, и так мог идти круг перемен клетки, пока не возникла жизнь.
Если всё так и было, почему ученые не могут повторить то, что знают?
-

В апреле 2015 года на лекции об истоке жизни клеток в Оберне (США) Шостак сказал, что ученым пока не удается повторить в лаборатории начало жизни на Земле, потому что они не могут ответить на три главных вопроса (см. его снимок на доске):
1. Какая энергия и откуда могла бы заставить молекулу РНК начать удваиваться?
2. Как простые пептиды развились в ферменты?
3. Возможны ли разные формы жизни и можно ли их создать в лаборатории?
-
Наряду с изучением природного вещества Шостак создает в пробирке искусственные клетки, похожие на первые (нынешние природные клетки сложны – первые были проще), и пробует запустить в них развитие. Такая управляемая эволюция позволяет создавать новые функции нуклеиновых кислот и белков – при этом Шостак пытается изменять гены и их ряды и встраивать их в природу. В самодельных клетках есть гены, оболочка сама удваивается и лучше держит в себе вещества, и нуклеиновая кислота сама удваивается. Задача – построить ряд нуклеиновых кислот, который будет удваиваться без ферментов, и повтор этих действий может привести к началу эволюции. Шостак говорит, что особенно трудно было совместить рост и деление первых клеток с удвоением их содержимого, но в 2013 году эту проблему отчасти решила его бывшая аспирантка Kate Adamala, которая впервые показала, что РНК могут удваиваться внутри везикул из жирных кислот. Однажды она обнаружила, что удвоение РНК в клетке требует густого потока ионов металла, но они разрывают оболочку из жирных кислот и выпускают содержимое клетки, поэтому молекулы РНК в оболочке не могут удваиваться. Однако Kate Adamala нашла кислоту, которая и укрепляет оболочку, и позволяет РНК удваиваться в клетке. (Правда, этой кислоты не было на ранней Земле, но возможно, была другая с такими свойствами).
Шостак предупреждает, что попытки собрать самодельные клетки, не такие, как на ранней Земле, но живые, могут показать, что возможны разные жизни, и если ученые создадут простую жизнь, она может оказаться не такой, какой была первая жизнь на Земле:
- Мы можем никогда не узнать, какой была первая клетка. Но потом, возможно, создадим иные простые клетки, более похожие на первые.
В 2016 году Шостак сказал, что если повезет, он создаст жизнь через несколько лет, а главная пока трудность – понять, как влияло Солнце на вещество Земли 4 миллиарда лет назад…
Статьи о работе Джека Шостака:
Статья Шостака о своей работе (2016):
Лекции Шостака:
-
Джон Сазерленд, говорят, оптимист
https://i.ytimg.com/vi/jHPQboBpWjU/maxresdefault.jpg
-
ДЖОН САЗЕРЛЕНД
Джон Сазерленд (John D. Sutherland) - химик из Манчестера (Medical Research Council), пытается воссоздать в лаборатории начало жизни на Земле 4 миллиарда лет назад...
В 2009 году Сазерленд открыл, как нуклеотиды сами сложились в основные молекулы, нужные для начала жизни. Он нашел реакцию, которая создает два нуклеотида, входящих в РНК. За эту работу Сазерленд получил премию «Origin of Life Challenge». Правда, критики отметили, что эта реакция требовала ацетилена и формальдегида, которые, вероятно, не были обильны на ранней Земле: это уже сложные молекулы, и не ясно, как они могли тогда появиться.
Потом Сазерленд изучал, как химия ранней Земли создала молекулы ДНК, РНК, белки и липиды. Ученые спорят, что из этих веществ возникло раньше, и в 2012 году Сазерленд внес в спор свой довод: показал в опытах, что на древней Земле под мощными УФ-лучами основные кирпичи жизни могли возникнуть в одном потоке реакций одновременно. «РНК образует белки, а белки образуют РНК, и они работают вместе», – вывел Сазерленд.
Правда, критики отметили, что вещества, которые он использовал в реакциях, нельзя смешать сразу: они должны входить через минералы в первичный бульон по очереди. Биохимик Стивен Беннер (Steven Benner) заявил, что путь Сазерленда – ложный: чистые вещества связываются в лаборатории, но в природе нет чистых веществ. По Беннеру, идея мира РНК зашла в тупик: приток энергии смешает вещества в кучу смолы, вода разрушит нуклеотиды, а РНК должна быть и ферментом, и складом генов, но одно противоречит другому – фермент должен быть реактивным и складывать, а генная молекула не должна быть ни тем, ни другим.
В 2012 году Джон Сазерленд и Дугал Ритсон (Dougal Ritson) совершили «переворот в химии начала жизни». До них ученые не могли создать два вида сахара, нужных для синтеза РНК, и оттого не могли понять, как возникли молекулы РНК, но Сазерленд и Ритсон нашли способ создать эти сахара: в водном растворе синильной кислоты и цианида меди под УФ-лучами. По их мнению, после тяжелой бомбардировки Земли с Юпитера и Сатурна углерод их камней в связи с азотом атмосферы образовал синильную кислоту, и она заставила углерод создавать жизнь: цианид пролился в водоемы, связался с металлами и под ультра-фиолетовыми лучами собрал липиды, нуклеотиды и аминокислоты, а потом липиды сложили оболочки клеток, нуклеотиды наполнили их, а аминокислоты произвели белки, которые наладили обмен веществ.
«Наше открытие, – сказал Сазерленд, – доказывает, что метеориты, которые падали на Землю миллиарды лет назад, дали в избытке металл, нужный для начала жизни». По Сазерленду, теория о том, что жизнь занесена на Землю из космоса, стала лишней: все вещества для жизни возникли из атмосферы и минералов древней Земли.
В 2014 году Сазерленд получил британскую Медаль Дарвина за работу над синтезом аминокислот перед началом жизни.
В последние годы Сазерленд испытывал возможные связи веществ, которые могли создать жизнь. Он изучал, как рибонуклеотиды могли произойти от синильной кислоты, а другие кирпичи жизни – из связи цианид-нуклеотид, и нашел пути образования 12 из 20 аминокислот, использованных в белках, двух из четырех рибонуклеотидов РНК и глицерол-фосфата, общей основы липидов, которые образуют оболочку клетки. В 2015 году в «Nature Chemistry» опубликованы результаты: реакции, в которых возникли сахара, аминокислоты, рибонуклеотиды и глицерин, необходимый для создания белков и РНК.
Сазерленд также изучал, как РНК могла образоваться до первых живых клеток из трех частей: группы фосфатов, основания и молекулы сахара (рибозы).
По идее «Мир РНК», первой генной молекулой жизни была РНК, а она состоит из цепи нуклеотидов, и в каждый входят сахар, рибоза и основания на одном конце и группа фосфатов на другом. Химики нашли много путей образования рибозы и оснований, но не видели в химии ранней Земли, как основание и сахар могли соединиться, чтобы создать РНК.  Поэтому некоторые стали считать, что жизнь началась не с молекулы РНК, а с ее неизвестной предшественницы.
Сазерленд предложил новый путь, связь веществ в обход молекул основания и сахара: РНК могла образоваться из промежуточных молекул, которые отчасти – сахар, отчасти – основание. Затем он открыл, что рибоза и сахар могли быть созданы не отдельно, а в общем растворе – при добавке чего-то этот гибрид превращается в рибонуклеотид.
Сейчас Сазерленд изучает, как простые молекулы выстроили сложные полимеры: те, что нужны для начала жизни. Он признается, что пока не знает, где образуются полимеры: на металле, который может быть катализатором, или внутри клеточной оболочки.
В январе 2017 года Сазерленд опубликовал в журнале «Nature» обзорную статью «Studies on the origin of life – the end of the beginning», в которой написал, что поиски секрета начала жизни «еще далеки от цели, но последние результаты показывают, что, возможно, мы почти прошли первую фазу: начало» (We are not yet close to achieving this end, but recent results suggest that we may have nearly finished the first phase: the beginning).
Статьи о работе Джона Сазерленда:
-

Джералд Джойс за работой
https://pbs.twimg.com/media/B0abYKICcAE8Vuo.jpg
-
ДЖЕРРИ ДЖОЙС
Джералд Джойс по прозвищу Джерри (Gerald Francis «Jerry» Joyce) – биохимик. Его называют «пионером управляемой молекулярной эволюции». Он учился в университетах Чикаго и Калифорнии, с 1989 года работал в институте «Scripps Research» в Сан-Диего, в 2001 году был избран в Академию наук США. Сейчас Джойс – директор института генетики GNF (Genomics Institute of the Novartis Research Foundation). В 2005 году он получил медаль Urey от Международного общества изучения начала жизни (ISSOL).
В 2009 году в лаборатории Джойса впервые создали в пробирке набор молекул (всего из двух ферментов РНК), который сам удваивался и мог расти и развиваться по Дарвину. Джойс сказал тогда: «Это первый пример эволюционного приспособления генных молекул вне жизни».
-
В 2013 году Джойс дал знаменитое интервью, в котором сказал, что ученые давно спорят, что такое жизнь, но определить жизнь нельзя: «Жизнь – это не научный термин, а популярный». Он отметил, что одни считают признаком жизни свойства, другие – дела, третьи – что-то еще, но все что-то упускают.
В 1992 году во время работы в научной группе NASA Джойс дал свое определение, и оно стало «рабочим» для многих ученых: «Жизнь – это самостоятельно поддерживающая себя система, способная на развитие по Дарвину» (Life is a self-sustaining system capable of Darwinian evolution). НАСА приняло это определение, но не признало его официальным. Для поиска жизни в космосе надо было ее определить, но это оказалось не просто…
Между прочим Джойс сказал в том интервью:
- Одна особь может казаться способной на эволюцию по Дарвину, но на самом деле может быть мертвой, либо умирающей, либо останками жизни, либо не может найти пару, поэтому на эволюцию способна не особь, а система.
- Можно развить РНК в пробирке с помощью белков, чтобы она удваивалась, изменялась и делала всё, что нужно для развития, но она не будет живой, потому что всё это развилось не в системе и не может развиваться в системе. Все свойства, нужные для развития, должны быть в системе. Нет кукловода, который дает свойства снаружи, это не спектакль кукол. А если кукловод – часть системы, он тоже должен развиваться.
- В моей лаборатории построена самостоятельно поддерживающая себя химическая система, способная на эволюцию по Дарвину, но она – не живая. Она развивается, но не развивает новые свойства, а без этого нельзя приспособиться к переменам среды…
- Сравните то, что развивалось, но исчезло через 40 минут, с тем, что развивалось 40 миллионов лет, но исчезло от удара метеорита… Трудно сказать, развивается что-то или исчезает… Если на Землю упадет крупный метеорит, жизнь прекратится. Живое должно отвечать на перемены среды, чтобы выжить, но не ко всем переменам можно приспособиться…
- Жизнь – это химия с историей. Химические перемены случайны и могут не оставить следов: у них нет памяти молекул. Биология – иная: она записывает историю, запоминает и хранит то, что может приспосабливаться к переменам.
Forming a Definition for Life : Interview with Gerald Joyce by Leslie Mullen - Jul 25, 2013
-
О Джойсе говорят, что он создает молекулы, которые сами производят похожие на себя молекулы, как родители – детей.
В августе 2016 года Джойс сообщил, что впервые создал РНК, которая как фермент создает длинные ряды копий РНК. Теория о том, что 4 миллиарда лет назад жизнь на Земле началась с молекулы РНК, получила новый толчок.
У РНК два главных признака жизни: удваивает себя и передает свойства потомкам. Но та молекула РНК, что была 4 миллиарда лет назад, давно исчезла: передала свою роль ДНК, и сегодня ее нет на планете. С 1990-х годов ее воссоздают в лабораториях, но без успеха: опытные образцы удваивают себя мало и непрочны. В теории «Мир РНК» стали сомневаться, но Джойс, говорят, снова вдохнул в нее жизнь…
Джералд Джойс и его помощник David Horning взяли простую РНК со свойствами фермента, созданную в начале 1990-х, и запустили случайные перемены, что дало им 100 триллионов разных молекул. Затем они выбирали молекулы, которые могли образовать две разные сложные РНК. Они повторили этот процесс 24 раза – и отбирали молекулы, которые быстрее создавали более длинные цепи РНК. Это была «эволюция в пробирке»: искусственный естественный отбор.
Лучше всех проявил себя рибозим 24-3. Он стал первой в истории молекулой РНК, которая сочетает синтез и удвоение. Он образует разные ряды РНК со сложным строем (40 000 копий РНК за 24 часа) и впервые создает, как в природе, разные по задачам РНК, в том числе молекулу, которая помогает создавать белок во всех клетках.
Правда, у рибозима 24-3 есть изъян: он удваивает другие молекулы РНК, но не себя: он слишком сложен и туго закручен, чтобы копировать себя.
Стивен Беннер назвал работу Джойса прорывом, но указал, что новая молекула должна научиться удваивать себя, а это ей будет трудно, слишком сложна – первая жизнь на Земле наверняка была проще. «Мы по-прежнему чего-то не понимаем», – подчеркнул Беннер. Джойс согласился и отметил, что даже если жизнь с РНК началась раньше, чем жизнь с ДНК и белками, возможно, еще раньше была иная жизнь, проще. Но Джойс не сдается и хочет заставить 24-3 копировать себя. Он говорит, что если это получится, они попробуют собрать из таких молекул живого микроба.
Статьи о работе Джералда Джойса: